Декабрь 08, 2016 13:36 Europe/Moscow

«Книга года» на русском языке об исламе и Иране

Торжественное награждение победителей проводившейся впервые в России региональной Премии «Книга года» в области научных исследований ислама и Ирана состоялось 1 декабря 2016 года в Большом зале  Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино. Как отметил на церемонии Посол Исламской Республики Иран доктор Мехди Санаи, данный конкурс явился показателем высокого уровня отношений России и Ирана на нынешнем этапе, и результатом плодотворного сотрудничества двух стран в научной сфере. «При этом научные связи не только дополняют политические и экономические отношения, но даже их поощряют», - сказал господин Посол.

В число организаторов конкурса вошли Секретариат Всемирной премии «Книга Года» Исламской Республики Иран, Культурное представительство при посольстве ИРИ в РФ, Международный фонд иранистики в Москве, Институт научной информации по общественным наукам Российской Академии Наук, Фонд исследований исламской культуры, Институт востоковедения РАН. Международное жюри рассматривало опубликованные в 2014­-2015 годах в Российской Федерации и странах СНГ книги на русском языке в области иранистики и исламоведения,  оценивая их по категориям: составление, перевод и создание научно-критического издания классических текстов. Сопредседателями жюри были научный руководитель Института востоковедения РАН академик Виталий Наумкин и заместитель директора Института восточных рукописей РАН профессор Станислав Прозоров.

По условиям конкурса, обладатели первых трех мест удостаиваются денежного вознаграждения – 2000, 3000 и 5000 долларов соответственно, вошедшие в семерку лучших – получают ценные призы и сертификаты, остальные номинанты – памятные дипломы участников.

Ведущий церемонии – историк Илья Зайцев, исполняющий обязанности директора Института научной информации по общественным наукам РАН, до последнего момента держал имена победителей в тайне, и собравшиеся в зале могли только догадываться о них, напряженно вглядываясь в обложки книг, выставленных на возвышающемся со сцены постаменте.

Помимо Чрезвычайного и Полномочного Посла Ирана в России Мехди Санаи, в числе почетных гостей церемонии были заместитель директора Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ Николай Мартьянов; виднейший иранский ученый доктор философии Голамреза Аавани; исполняющий обязанности ректора Московского государственного лингвистического университета Игорь Манохин.

Член Оргкомитета конкурса Маджид Голами Джалисе, председатель иранской общественной организации «Ханэе кетаб» («Дом книги») сказал, что Национальная премия «Книга года», которая в Иране ежегодно проводится в месяце Бахман (феврале) с 1994 года, позволяет выявить наиболее значимые научные труды в области иранистики и исламоведения во всем мире. Обычно номинируется одна книга от одной страны в этих областях знаний. В прошедшем году лауреатом Национальной премии «Книга года» от России стал переводчик Корана Назим Зейналов, который получил заслуженную награду из рук президента Ирана. Однако вклад российских исламоведов и иранистов  в мировую сокровищницу настолько велик и разнообразен, что было принято решение провести региональный конкурс «Книга года» и вознаградить старания сразу нескольких авторов лучших научных трудов об Иране и исламе на русском языке. «Отбирая присланные на конкурс работы, мы приобрели бесценный опыт сотрудничества с российскими коллегами из ведущих центров иранистики», – сказал господин Голами, отметив высокий уровень организации конкурса со стороны Культурного представительства при Посольстве Ирана в Москве.

У нашего микрофона председатель Оргкомитета Первой региональной премии «Книга Года» Аликбер Аликберов, заместитель директора Института востоковедения  РАН.

– Скажите, пожалуйста, что было самым сложным при выборе лауреатов этого конкурса?

– Ну, во-первых, у нас было не очень много времени – всего две недели, для того, чтобы все члены жюри смогли бы ознакомиться, прочитать, исследовать и дать свои рецензии. Рецензии потом переводились, отправлялись в Иран. И иранцы это контролировали со своей стороны – у них были полные аннотации всех книг, и они сопоставляли наши оценки и свои. В принципе, у нас оценки совпали, за исключением только одного случая – они предлагали просто поменять номинантов местами. Но поскольку голосование было рейтинговое, независимое, решили не трогать – оставили, как есть.

– Сколько всего было членов жюри?

– Членов жюри было по восемь человек в каждой номинации плюс один руководитель, председатель жюри, который получал все результаты в конце и при этом не знал, кто как за кого проголосовал, но он мог ставить также свои оценки, доводку такую делать в размере 100 баллов каждой из семи работ. Мы все выбирали только из семи работ. Каждый член жюри выбирал  только семь работ после первичного изучения: проверялось наличие указателей, полноценного научного аппарата.

– То есть, научность была главным критерием отбора?

– Главными критериями были научность, оригинальность и новизна.  То есть, были работы очень известных людей, но если материал был уже использован, где-то уже прозвучал, где-то был в другой форме издан или же это была компиляция, то оценка понижалась.  Оригинальность определялась по тому,  насколько материал является новым для читателя на русском языке и то, насколько это самостоятельное исследование – вот это было важно.

Книги победителей вырвались вперед со значительным отрывом – больше двухсот баллов. То есть, даже если бы председатель жюри что-то хотел изменить, это было бы сложно, так как первые два места были четко обозначены. 536 «голосов»  первое место, а следующее за ним – 328. Первое место соответствовало абсолютно всем требованиям. Там такое количество указателей!  Моя задача как председателя Оргкомитета заключалась в том, чтобы были выполнены все требования. Мы даже не были в контакте с авторами.

– А сколько всего работ поступило?

– Поступило на конкурс 35 работ. Они были приняты по соответствию требованиям. Например, если это была богословская работа без ссылок на источники, она просто не попадала.  Изначально были критерии научно-академического уровня.

– То есть, только научное исламоведение с европейскими критериями?

– Да, абсолютно так. Я сам удивился, когда мне сказали, что это конкурс академической книги. Это было приятное удивление, честно говоря. Потому что академическим сотрудникам как раз очень не хватает такой поддержки. Это мотивирует, и фактически будет способствовать дальнейшим исследованиям.

– Это как бы «Государственная премия Ирана»?

– Ну, можно так сказать. «Книга Года» – это общественная организация, но финансируется из иранского государственного фонда.

Напомню, у нашего микрофона был председатель Оргкомитета Региональной премии «Книга Года» по иранистике и исламоведению на русском языке Аликбер Аликберов.

И вот, наконец, наступил волнующий момент объявления победителей:

 

(голос ведущего церемонии И.В. Зайцева)

 

Почетные места по номинации «Ислам» завоевали:

 

Итак, 7-е место. «Комментарии к Корану. 30-й джуз. Том 3-й». Составитель и переводчик Дмитрий Владимирович Фролов.

6-е место. Шариф Мухаммадович Шукуров. «Архитектура современной мечети. Истоки».

5-е место. Фарис Османович Нофал. «Ибрахим ибн Саййар ан-Наззам».

4-е место. Леонид Рудольфович Сюкийянен. «Ислам и права человека в диалоге культур и религий».

3-е место. Садр ад Дин ал Кунави. Ключ к сокрытому (Мифтах ал-гайб). / Перевод с арабского, вступление и примечания Яниса Эшотса.

2-е место заняла книга «Фаваид ул-Фуад». Автор Лола Зарифовна Саломатшоева.

И, наконец, победителем в этой номинации стала книга нашего коллеги из Казахстана Аширбека Муминова «Ханафитский мазхаб в истории Центральной Азии».

 

По номинации «Иран»:

7-е место. Андрей Вадимович Смирнов. «Рассыпанное» и «собранное»: стратегии организации смыслового пространства в арабо-мусульманской культуре.

6-е место. Тамерлан Казбекович Салбиев. «Священный брак. Мифология и традиционная хореография осетин».

5-е место поделили:  Алсу Айратовна Арсланова – Описание рукописей на персидском языке Научной библиотеки имени Н.И. Лобачевского Казанского (Приволжского) федерального университета и Владимир Борисович Иванов – Учебник персидского языка для первого года обучения. 

4-е место. Дмитрий Евгеньевич Мишин. Хосров I Ануширван (531–579), его эпоха и его жизнеописание и поучение в истории Мискавейха.

3-е место. Мехти Давуд-оглы Кязимов. Перевод произведения персидского суфия XIII века Наджм ад-Дина Рази «Мирсад  аль-ибад мин аль-мабда ила-л-маад («Путь рабов божьих от истока до возврата»).

2-е место. Адель Тиграновна Адамова.  Панорама Персии П. Я. Пясецкого: от Энзели до Тегерана.             

И, наконец, 1-е место – это блестящее исследование Анатолия Алексеевича Иванова Медные и бронзовые (латунныеизделия Ирана второй половины XIV – середины XVIII века.                 

(Аплодисменты)

 

Несколько слов о лауреатах Региональной премии «Книга года» - «Иран» и «Ислам» в русскоязычном пространстве. Занявший первое место за книгу по иранистике Анатолий Алексеевич Иванов – хранитель коллекции прикладного искусства Ирана в Государственном Эрмитаже, несколько десятилетий возглавлявший Отдел Востока в этом крупнейшем музее мира, а ныне – ведущий научный сотрудник Эрмитажа. Он родился в Ленинграде в 1929 году, окончил Восточный факультет Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) государственного университета. Кандидат исторических наук, автор более 70 научных трудов.

Обладатель первого приза за книгу по исламоведению Аширбек Курбанович Муминов родился в Ташкенте в 1959 году, с отличием окончил Ташкентский госуниверситет по специальности «арабист-филолог», а в 1990 году окончил очную аспирантуру в Ленинградском отделении Института востоковедения РАН (ныне ИВР РАН). В настоящее время он доктор наук, профессор,  заведующий кафедрой религиоведения Евразийского национального университета им. Льва Гумилева в столице Казахстана г. Астане.

 

Сразу после церемонии награждения я подошла к победителям с микрофоном, обратившись сначала с Аширбеку Муминову.

–  Что вы испытываете в этот момент, когда вы стали обладателем первой премии в разделе «Исламоведение»?

– Я очень был горд тем, что мой труд был оценен в молодые еще мои годы. Мне сейчас 57 лет, из них я 25 работал над этой книгой. Пришло признание. И я этим горд. Я благодарен своим учителям и наставникам, которые не помогали.

– А кто были ваши учителя?

– Станислав Михайлович Прозоров и весь состав «Арабского кабинета» Института восточных рукописей в Санкт-Петербурге. Анас Бакиевич Халидов, покойный; Олег Георгиевич Большаков, Михаил Борисович Пиотровский, Александр Данилович Кныш мне помогали в становлении моем как исследователя своими советами.

– Как полностью называется ваша книга?

– «Ханафитский мазхаб в истории Центральной Азии».  Это ранний период, начиная с VIII и по XIV вв. Классический период.

– Вы эту книгу начали писать 25 лет назад?

– В 1987 году.

– Я вас еще раз искренне поздравляю с этой наградой от имени радио «Голос Ирана»!

– Спасибо большое.

 

(обращаясь к А.А. Иванову):

– А теперь, Анатолий Алексеевич, вы признайтесь, что вы испытываете, став обладателем первой премии «Книга Года» в разделе «Иранистика»?

– Ну, естественно как иранист, я рад, что мой труд оценен и признан в Иране! Недаром столько лет я над этой книгой сидел.

– Сколько лет именно?

– Трудно казать. Это вообще-то была моя кандидатская диссертация, которую я защитил в 1971 году. Потом это всё лежало, лежало, лежало много лет, и только в конце 90-х годов началась работа над книгой по ее изданию.  И только вот в 2010-е годы появился каталог уже полностью.

– То есть, книга зрела долго?

– Да, книга зрела долго. А теперь, кажется, она в Иране переводится на персидский язык.

– Машалла!

– Да. Машалла.

– А как книга называется полностью?

– «Медные и бронзовые (латунные) изделия Ирана второй половины XIV

 середины XVIII века».

­– То есть, это те самые изделия, которые хранятся в Эрмитаже?

– Ну да, это каталог Эрмитажа, но, естественно, с привлечением вещей из других музеев. В том числе и Тегеранского (Национального археологического) музея, где я в 1973 году сидел два месяца вместе с выставкой Сасанидской. Тогда этот музей назывался «Иран Бостан». Поэтому коллекцию тегеранскую я хорошо знаю. Ну, конечно,  сейчас она выросла.  Но, к сожалению, я в Иране бывал только два раза.

– Когда там были в последний раз?

– Лет десять дому назад. Всего недельку.

– Ну, надеюсь, что теперь-то поедете в Иран.

– О-о, какое там…

– Почему?

– Я уж теперь по возрасту «невыездной», что называется.

– Я желаю вам здоровья.

– Спасибо.

– От радио «Голос Ирана» поздравляю Вас от души. Какое счастье, что ваша книга увидела свет и будет переведена на персидский язык!

– О, вот это мне, конечно, важно.  Недаром жил, можно сказать!

Напомню, у нашего микрофона был Анатолий Алексеевич Иванов,  хранитель коллекции иранского прикладного искусства в Государственном Эрмитаже,  обладатель первой премии Регионального конкурса «Книга Года» в русскоязычном пространстве в номинации «Иран».

На этом, дорогие радиослушатели, я, Аида Соболева, завершаю свой репортаж о церемонии награждения победителей этого первого в истории российского книжного дела конкурсе, который еще больше укрепил российско-иранское сотрудничество в культурной сфере и, хочется верить, станет мощным импульсом для дальнейшего изучения Ирана и ислама на высочайшем – академическом уровне.

На нашем сайте www.parstoday.com/ru вы сможете увидеть все волнующие моменты церемонии награждения и список победителей первого регионального конкурса «Книга Года» в номинациях «Иран» и «Ислам» в русскоязычном пространстве.

Всего вам доброго!

Тэги

Комментарии