Вот уже 13-й раз на благословенной Калужской земле, в городе Обнинске, прошел Международный православный Сретенский кинофестиваль «ВСТРЕЧА».

Этот фестиваль пользуется доброй славой у тех, кто берется снимать кино не из-за денег или в надежде сделать громкое имя. Свои фильмы на «Встречу» присылают, главным образом, те кинематографисты, для которых очень важно сохранение и возрождение культурных и духовно-нравственных ценностей своего народа.  
 
Девизом «Встречи» в этом году было «Сохранение детской чистоты в сердцах людей средствами киноискусства». Спонсорами нынешнего фестиваля, проходившего с 11 по 17 февраля 2018 года,  выступили  Министерство культуры России и Фонд президентских грантов. Фестиваль проходит под патронажем Губернатора Калужской области Анатолия Артамонова и с благословения митрополита Калужского и Боровского Климента. 
 
Основатель и президент фестиваля «Встреча» – монахиня София (Ищенко), заместитель директора Духовно-просветительского центра «Вера, Надежда, Любовь» в г. Обнинске, педагог-психолог по образованию. 
 
(голос матушки Софии на открытии фестиваля в Доме ученых)
 
Ваше Высокопреосвященство! Ваше Превосходительство! Дорогие Братья и Сестры!
 
Я готовилась к этому, как это воспримут – «братья и сестры»? А может, лучше «зрители и участники»? Но вот мне больше нравится «дорогие братья и сестры». Я искренне благодарю всех тех, кто приехал к нам на фестиваль, кто сделал такое замечательное кино, молодых, совсем юных студентов ВГИКа,  и маститых режиссеров со всех концов России и из разных стран мира. Я сама удивляюсь количеству стран, из которых присылают нам фильмы. 16 стран мира в этом году! В 2013 г - 9-10, в 2015 -13, а в этом году -16! И что странно, верно было подмечено: не столько из Европы, сколько с Востока - духовного, нравственного содержания. Мы не берем фильмы, в которых есть некая конфессиональная часть, а скорее те социальные фильмы, где говорят о любви, о семейных отношениях, о тех сложностях человеческого бытия, когда человек попадает в сложную ситуацию и как выходит из нее. И это прекрасно! 
 
В Оргкомитет XIII фестиваля «Встреча» было прислано  более 300 фильмов из 16 стран. К конкурсу было допущено 103 фильма: 10 полнометражных игровых,  21 короткометражный, 52 документальных, 9 телевизионных и 11 анимационных. Кроме того,  60 фильмов было отобрано для внеконкурсного показа. В работе нынешнего фестиваля приняли участие создатели фильмов со всех концов России, а также из Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины,  Германии, Польши, Белоруссии, Аргентины, Китая,  Казахстана, Ирака,  Афганистана и Ирана.  
 
Кинематографисты из Исламской Республики Иран уже в третий раз участвуют в этом православном фестивале. В 2016 году специальными призами были отмечены фильмы  «Звуки моей родины» (режиссер Аббас Рафеи) и «Без границ» (режиссер Амирхоссейн Асгари). В 2017 году Иран получил награду в номинации «Лучший документальный фильм», которым стал «Машти Измаил» (режиссер Махди Заманпур), а также удостоился приза Министерства культуры и туризма Калужской области за документальный фильм «Река Лиана» (режиссер Рамтин Балеф), признанный лучшим фильмом о красоте родной природы.
 
В 2018 году на суд жюри XIII православного  фестиваля «Встреча» было представлено целых  пять фильмов из Ирана – два  полнометражных игровых и три документальных:
 
• «Долгий день» (режиссер Бабак Бахрам Бейги), игровой
 
• «Тезис» (режиссер Марджан Ашрафзаде), игровой
 
• «Бабочка» (режиссер Махди Заманпур), документальный
 
• «Последний ужин» (режиссер Мохаммад Фард), документальный
 
• «Один на один с Талибан» (режиссер Мохсен Исламзаде), документальный 
 
Однако, из-за слишком плотного графика просмотров, зрители, и я в том числе, смогли увидеть только те иранские фильмы, представители которых приехали на фестиваль.
 
Фильм «Долгий день» – тонкая психологическая драма. Герой фильма – успешный художник, долгое время живший за границей, в Германии, приезжает с коротким визитом в родной город в Иране. Его брат просит помочь выбить деньги из своего партнера-должника, для чего надо выманить того из дома, чтобы передать полиции. Художник соглашается помочь брату, но на звонок никто не отвечает. Тем временем к дому подходит возвратившаяся из школы девочка, дочь должника. Художник заводит с ней разговор и через некоторое время проникается сочувствием к этой бедной семье. Ему становится стыдно за своего брата, который сам втянул беднягу в финансовые авантюры, поставив его перед перспективой заключения в тюрьму. Художник располагает нужной суммой и хочет ее передать должнику. Но ни он, ни разведенная с ним жена почему-то не соглашаются принять эти деньги.  И герой стоит перед выбором – послать деньги судье или нет. Фильм построен так, что зритель не знает, какое же решение в результате принял художник. И каждый, кто смотрит фильм, домысливает фабулу в меру своего нравственного потенциала. 
 
Фильм «Долгий день» вошел в число лауреатов православного фестиваля «Встреча», получив специальный приз жюри с формулировкой: «За ярко выраженное стремление к покаянию». 
 
У нашего микрофона одна из зрительниц фильма.
 
Меня зовут Андропова Ольга, я режиссер, сценарист и продюсер
 
А какой фильм Вы представляли на этом фестивале?
– На этом фестивале мы представляли две картины. Одна в конкурсе, это "Патриарший крест", а внеконкурсная программа  - "Пробуждение веры".
 
Какие духовные фильмы! А вот я заметила Вас в зале, когда шел иранский фильм "Долгий день". Вы его посмотрели?
– Да, конечно, посмотрела.
 
И какие Ваши впечатления?
– Мне картина очень понравилась, я хочу сказать. Я о ней думаю до сих пор и буду думать. Она оставила такой глубокий отпечаток вот для меня лично, что, затронула такие струны моей души, что не оставила меня равнодушной. Хочется отметить особый киноязык, репортажная съемка, напоминает неореализм. Игровой фильм, но манера репортажной съемки, "живой" камеры. И вот здесь тоже очень тонко это все показано, малыми средствами достигается максимальный эффект.
 
А Вам не удивительно, что на православном фестивале представлены фильмы из мусульманских стран? Из Ирака, Ирана? 
– Нет, это не удивительно, потому что христианство и мусульманство - это авраамические религии, и мы в свое время делали картину "Наша победа", где мы рассказывали о разных конфессиях, которые боролись против фашизма. И мусульмане, и христиане были в одном танке. И буддисты. В одном полку. Поэтому мне кажется, что у христиан и мусульман больше все-таки общего, чем разного. Мусульмане здесь оказались не случайно, потому что у нас в России живут разные конфессии, и мы не можем их исключать. Россия многонациональная страна,  и у нас никогда не было межрелигиозных войн.
 
Спасибо Вам! Удачи.
 
Режиссер фильма Бабак Бахрам Бейги родился в 1978 году в Керманшахе, по первому образованию инженер, затем увлекся кино. В 2007 году окончил Иранскую молодежную киноакадемию.  Стал автором  и режиссером целого ряда короткометражных и документальных фильмов. «Долгий день» (88’, 2016) – его первая полнометражная игровая картина, уже успевшая побывать на фестивалях в Индии, Болгарии, Швейцарии, Испании, Германии и Южной Африке. В  г. Обнинск Бабак приехал вместе со сценаристом фильма, своим другом, которого зовут Пайям Насертайюб. Они оба впервые оказались в России. Но и тот, и другой уже хорошо знакомы с русской культурой и историей, с творчеством выдающихся советских и российских режиссеров. Бабак поделился на наш микрофон своими впечатлениями о фестивале.
 
–  Мне кажется, что православный фестиваль «Встреча» – действительно, очень хорошая, душевная встреча увлеченных своим делом людей, с которыми я здесь имел счастье познакомиться.  Для меня важно, что я смог глубже понять христианскую православную культуру.  Во время фестиваля  мы побывали в двух монастырях, увидели службу в церкви, которую мне до этого никогда не приходилось видеть так близко. У меня останутся самые приятные и яркие впечатления об этой поездке, - сказал Бабак Бахрам Бейги.
 
На «Встрече» был показан иранский документальный фильм «Последний ужин». Так в калькированном переводе звучит словосочетание, означающее  «Тайную вечерю». В фильме рассказывается о жизни небольшого древнего города в Сирии – Маалула, расположенного в горах в 60 км от Дамаска. Это одно из немногих мест на Земле, где до сих пор говорят  на арамейском языке – том самом, на котором говорил Иисус Христос. Режиссер Мохаммад Гане Фард приехал туда со съемочной группой в начале 2016 года, вскоре после освобождения этого города от боевиков ДАИШ, оставивших после себя несколько разрушенных церквей, а до этого удерживавших в заложниках 12 монахинь, судьба которых в течение многих месяцев была неизвестна.  Авторам фильма удалось показать удивительное единодушие жителей Маалулы, христиан и мусульман,  по отношению к общему врагу.  Боевики ДАИШ изгнаны, но рана, нанесенная ими, еще кровоточит. Люди разных вер вместе поминают своих земляков на кладбище.  Горько смотреть, как малышка, не понимающая, что ее отец погиб, целует его фотографию и спрашивает: «Папа, а ты скоро придешь?»
 
Фильм снят на частной студии, основанной самим режиссером и носящей его имя. Я спросила Мохаммада Фарда, что его вдохновило на опасные съемки в Сирии в 2016 году:
 
У меня есть друзья, которые делали фильмы о Сирии на разные темы, но о сирийских христианах они практически ничего не снимали, тема христианства не была ими исследована. Маалула – одно из четырех мест на Земле, где говорят на арамейском языке, и в этом небольшом городе, как мы узнали, целых 40 церквей! Притом, они соседствуют с мечетями. Жители, мусульмане и христиане,  вместе празднуют свадьбы и похороны. Вместе восстанавливали храмы, после того, как в Маалуле побывали боевики ДАИШ, - сказал Мохаммад Фард.
 
Фильм «Последний ужин» тематически перекликается с другой документальной лентой –российского режиссера Игоря Калядина «Сирия. Здесь был рай», получившей Гран-при на нынешнем фестивале «Встреча».  Но иранский фильм, несмотря на отсутствие русских субтитров, был тепло принят зрителями. Жители Обнинска интересовались судьбой похищенных боевиками монахинь,  которых обменяли на пленных боевиков, восхищались красотой съемок, обилием эксклюзивной хроники и мужеством членов съемочной группы, ведь они в любой момент могли стать мишенью снайперов.  В прошлом году фильм «Последний ужин» стал лауреатом Фестиваля документальных фильмов «Истина» в Иране, а в январе Мохаммад Фард побывал в Греции, где было организовано несколько специальных просмотров его фильма силами Элладской Православной церкви, предложившей его для канала «Аттика».  В Россию Мохаммад Гани Фард приехал впервые, вместе со своей молодой женой Фатимой, с которой успел один день погулять по Красной площади. Иранский режиссер выразил желание сделать документальный фильм о президенте фестиваля «Встреча» матушке Софии, чтобы отдать дань ее сильной воле и организаторским способностям. 
 
Именно она приняла смелое решение показать на православном фестивале   документальный фильм «Один на один с Талибан» (تنها میان طالبان), которой не взяли на Фестиваль мусульманского кино в Казани.  Напомню, что религиозно-политическое движение «Талибан», зародившееся в Афганистане среди пуштунов в 1994 году, в 2003 году Совбезом ООН было признано террористической организацией. Иран стал одним из главных противников «Талибана» в регионе с тех пор, как в 1998 году при взятии талибами Мазари-Шарифа были убиты 8 иранских дипломатов и один журналист только за то, что они были шиитами. Когда фильм был показан в прошлом году в Иране, он вызвал не утихающую уже полгода дискуссию. Однако фильм появился не просто так. Он выпущен в 2016 году MISAGH CULTURAL INSTITUE 7th ART,  имеющим государственную поддержку. Фильм отражает некую надежду, что «Талибан» может стать реальной силой, противостоящей растущим очагам ДАИШ в Афганистане и способствующей установлению порядка в этой  соседней с Ираном стране, где уже 40 лет идет война.
 
Автор, режиссер и оператор фильма Мохсен Исламзаде после нескольких поездок в Афганистан и  сорока месяцев безуспешных попыток все-таки смог выйти на талибов в провинции Хельманд и добиться их расположения до такой степени, чтобы ему разрешили в течение двух недель почти беспрепятственно снимать их жизнь, за исключением женщин. В фильме показаны стрельбы, парады, медресе, суды и тюрьмы талибов, а также есть интервью с некоторыми лидерами, которые, правда, не открывают своих лиц и говорят через переводчика. Нельзя не признать мужества режиссера, который шел на риск, поехав на подконтрольную талибам территорию только со своей видеокамерой. Без оружия. И без мобильного телефона.  
 
Мохсен Исламзаде родился в 1980 году в Мешхеде, где живет и сегодня. Это человек-студия. По образованию оператор, он автор и режиссер около  двух десятков документальных фильмов об исламе, в том числе о суннитах в Иране. На вопрос, почему он решил снять фильм о талибах, Мохсен Исламзаде ответил так:
 
Во имя Бога Милостивого и Милосердного! Мне хотелось что-то сделать для установления мира в Афганистане. Я ведь живу в городе, который находится вблизи афганской границы, и очень остро ощущаю, что происходит в этой стране. 20 лет назад в Мазари-Шарифе были убиты иранские дипломаты. Считается, что их убили талибы. Одному дипломату все-таки удалось уцелеть, и несколько лет назад я взял у него интервью. Он сказал, что это убийство – дело рук спецслужб третьих стран, а не талибов. Мне захотелось исследовать, кто же такие талибы и способны ли они реально повлиять на установление согласия в Афганистане, - сказал режиссер Исламзаде. Он подчеркнул, что не ставил задачу давать оценку действиям и мыслям талибов. Просто хотел показать их будни и чаяния, приоткрыть завесу секретности, которой много лет окутаны эти люди.
 
Фильм «Один на один с Талибан» шел с английскими субтитрами на персидском языке. Вот что сказали зрители после просмотра фильма: 
 
Наталья Шувалова, режиссер монтажа на Краснодарской киностудии. 
 
У меня очень сложное впечатление от этого фильма. Когда ты не знаешь хорошо перевод, это, кстати,  дает некоторое преимущество – то есть картинка начинает давлеть, и ты замечаешь то, что, может быть, проскользнуло, когда ты вчитываешься или вслушиваешься в текст.   
 
Одна сторона моих впечатлений, это то, что, когда видишь другую нацию, другой ландшафт, мне как путешественнику в душе, становится очень интересно.  Вот эти люди с цветом кожи таким же, как их горы. Наверно, что-то и в их характере есть от этих пустынных пейзажей. Но у них очень тревожное выражение глаз. Мужчины, мужчины… Мужчины с оружием. С пронзительными черными глазами. Ловкие, как кошки. Нет ни одного с животом, ленивого. Эти мужчины – воплощение войны. Ты на экзотику, грубо говоря, западаешь, и она тебя начинает чем-то трогать, ты понимаешь, что вот так они живут, проникаешься. А потом ты начинаешь замечать детали: вот лежат емкости, для того, чтобы начинять машины или мотоциклы взрывчаткой. Работа такая у этих людей!  Или, например, мак. Образы часто без слов сами за себя говорят. Вот эта черная густая масса, сделанная из мака. Она уже какая-то адская по цвету. А сколько зла она сделает! И все эти плантации маковые. А они смеются, стыдливо или нестыдливо, но они ведь понимают, для чего всё это растет.  
 
Показаны маленькие мальчишки, которые уже воины. И только один маленький мальчик улыбнулся. За весь фильм я увидела только одного мальчика, который улыбнулся! Но мне было важно увидеть, что их дети тоже улыбаются. Какие они? Такие же, как все дети, или это какой-то другой народ, в котором есть что-то особое, что-то другое?   
 
В конце автор делает какой-то вывод, сидя в самолете. Но этот вывод очень туманный. А видео было более говорящим. И в этом видео была очень опасная вещь – такая героика этих людей и того, чем они занимаются, чему посвятили свою жизнь. Особенно, когда вот эти экипированные высоченные мужчины с автоматами и развевающимся флагом – это какая-то жуткая красота. И вот это, мне кажется, очень страшно! Это очень опасная картинка. Поэтому от этого фильма у меня какое-то состояние тревоги. И ясности нет. 
 
 Это было мнение режиссера Натальи Шуваловой из Краснодара. 
 
А вот что сказала исламский публицист Анастасия (Фатима) Ежова, которая специально приехала на просмотр этого фильма из Москвы в Обнинск – за 100 с лишним километров:
 
В первую очередь я бы хотела отметить, что это очень смелый режиссер и смелый человек, потому что он поехал, можно сказать, в неизвестность, т.е. есть же много стереотипов о талибах, что они очень антишиитски настроены. И, честно говоря, когда я шла на этот фильм, то вообще не думала, что режиссер  открыто снимал, я думала, что он скрывал то, что он иранец и шиит. Оказалось, что нет. И  для меня это было первым удивительным событием во время просмотра этого фильма. 
 
Второе, что я хочу отметить: фильм очень интересный и профессиональный, в нем есть, если говорить кинематографическим языком, «suspense», т.е. некая интрига, которая держит в напряжении. Там показана красота именно нации,  афганского народа. Я так понимаю, что он пуштунов снимал. Вот такие специфические породистые пуштунские лица. На что я обратила внимание: помимо того, что режиссер разоблачает некоторые мифы относительно того, что талибы режут всех шиитов , я хочу напомнить, просто как религиовед, что талибы – это не салафиты. Талибы – это суфии накшбандийского тариката,  и они придерживаются того же мазхаба, как ни странно, что и  наши татары. Просто этот мазхаб весьма специфичен, очень толерантен к народным обычаям. И вот какие у народа обычаи, такие он и впитывает. Поэтому у татар и турок этот мазхаб  получился достаточно мягким, а у талибов он получился очень жестким в силу того, что они адаптировали все пуштунские обычаи. В частности, абсолютное затворничество женщин.  То есть мы не видим в фильме ни одного женского лица! Только мужчин. А женщин как будто просто нет.  Но что я хочу сказать справедливости ради – это все привнесли не талибы. Вообще , в пуштунском обществе женщины ведут очень затворнический образ жизни. 
 
Кстати, в фильме показано, что основной доход Афганистану приносит запрещенная в любой школе исламского права торговля наркотиками. Есть такой постыдный факт. И режиссер его не скрывает. И если кому-то из критиков показалось, что он реабилитирует Талибан , то я, честно говоря, не увидела там реабилитации. Это не пропагандистский фильм. Он не показывает их животными со звериными оскалами, он показывает их как людей, как социальный феномен, но при этом все неприглядные стороны их жизни лично для меня видны. Я не могу сказать, что у меня после этого фильма создался позитивный облик Талибана, - сказала Анастасия (Фатима) Ежова.  
 
На православном фестивале «Встреча» был участник из Ирака – студент медицинского университета им. И.М. Сеченова Алак Аль-Баргхаш, представлявший короткометражку «Нулевой миллиметр» о живущих в заброшенном гараже детях, родители которых погибли от рук террористов. Он тоже высказал на наш микрофон свое мнение о фильме «Один на один с Талибан».
 
Здравствуйте, меня зовут Алак, я представитель Ирака на этом фестивале. В этом фильме про Талибан непонятно, какой смысл. Что хочет сказать тот, кто сделал этот фильм: талибы хорошие или плохие люди? Талибан - это терроризм! Никак не может быть хорошего отношения к таким людям. И никак нельзя сказать про них, что это ислам.  Ислам не учит убивать других людей, это вне ислама. Настоящий ислам против убийства и, как об этом говорится в Коране, «кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям» (5:32). Если человек убивает другого – это против ислама! Настоящий ислам – это дружба всех и делать завтра лучше, чем вчера. Настоящий ислам – это помогать всем и открыть дорогу для всех, чтобы делать жизнь лучше, - сказал иракский студент Алак Аль-Баргхаш, который не видит принципиальной разницы между Талибан и ДАИШ.
 
Президент Международного православного кинофестиваля «Встреча» матушка София, по инициативе которой уже не первый год в конкурсную программу включаются фильмы кинематографистов, исповедующих ислам, так объясняет  свою позицию:
 
– Мы живем сейчас в очень сложное время. И для того, чтобы сопротивляться вот этому натиску тьмы, нам надо объединяться. Нам надо объединяться – и христианам, и мусульманам –  и сопротивляться тому страшному нападению, которое идет против человечества. Ведь сейчас даже нападают не против каких-то конфессий. Идет человеконенавистническая война! И в этой человеконенавистнической войне мы должны проявлять народную дипломатию. Мы должны через все виды искусства создавать площадки, где люди разных конфессий и разных национальностей будут встречаться и понимать, что они дороги друг другу, что для них любовь и уважение к друг к другу возможны. И это надо делать! - сказала президент фестиваля монахиня София (Ищенко). 
 
(отбивка – звук колокола)
 
Культурная  программа фестиваля «Встреча» включает посещение окрестных храмов и  монастырей,  обеды в трапезных. Для мусульман это редкая возможность ближе познакомиться с православной культурой и глубже ощутить, что все мы – дети Адама и Бог един. Фестиваль завершался экскурсией в Оптину Пустынь, знаменитый  мужской монастырь, расположенный недалеко от города Козельска Калужской области. Участников фестиваля приветствовал игумен Лаврентий, который уже 22 года живет в Оптиной Пустыни и исполняет послушание врача, кем он был в миру. Узнав, что в числе гостей есть представители Исламской Республики Иран, он искренне обрадовался, познакомился с ними, с охотой отвечал на их вопросы, рассказывал об истории монастыря, о его подвижниках. Перед общим обедом в трапезной игумен Лаврентий сказал несколько слов на наш микрофон:
 
Мне очень приятно, что в числе участников кинофестиваля были представители Ирана и что они уже второй год подряд приезжают в наш монастырь Оптину Пустынь. Для нас это составляет особую радость и воодушевление. И я хотел бы от всего сердца своего пожелать благословения Божьего и помощи Божьей иранскому народу, хотел бы выразить свое восхищение и удовлетворение его крепостью, стойкостью, и призвать к тому, чтобы иранский народ, как и прежде, сохранял стойкость, крепость и единение. Только в единении и взаимной помощи мы сможем противостоять всем тем искушениям, которые, возможно, будут у нас на нашем пути. А с Божьей помощью всё будет хорошо!
 
На этих замечательных словах о.Лаврентия из Оптиной Пустыни я завершаю свой рассказ об участии иранских кинематографистов в XIII Международном сретенском православном фестивале «Встреча». Дипломы и награды, врученные им, вы можете увидеть на нашем сайте, как и множество фотографий, запечатлевших самые яркие для иранских гостей моменты этого фестиваля. 
 
С вами была Аида Соболева. Всего вам самого доброго! До  новых встреч!
 
Присоединяйтесь к нам на Telegram.
 
Февраль 28, 2018 14:17 Europe/Moscow
Комментарии