С 19 по 26 апреля в Москве прошел юбилейный – 40-й – международный кинофестиваль.

В этом году он сместился на 2 месяца раньше в связи с проведением в России Чемпионата мира по футболу.  Но, как отметил в день закрытия президент фестиваля режиссер Никита Михалков, «апрель для проведения кинофестиваля в Москве – гораздо более удобное время – между Берлином и Каннами», так что ММКФ может сместиться на апрель навсегда.  Хотя в этот месяц погода в Москве еще неустойчивая, настоящих любителей кино это не останавливает. На ММКФ-2018 было аккредитовано более 5 с половиной тысяч гостей, из них почти 2000 журналистов. А общее количество зрителей в этом году просто рекордное – около 50 тысяч человек. Всего на фестивале было показано 299 фильмов из 67 стран мира. 
 
(позывные фестиваля)
 
Иран в этом году был представлен двумя фильмами: короткометражной лентой «Дублер»  28-летней Ронак Джафари и фильмом оскароносного Асгара Фархади «Танцуя в пыли», снятым еще 15 лет назад и показанным вне конкурса в программе «Ретроспектива». 
 
«Танцуя в пыли» – первый полнометражный фильм Асгара Фархади, но уже в нем чувствуется рука мастера: картина держит в напряжении с первого до последнего кадра, хотя в ней нет ни одного убийства, ни одной эротичной сцены, есть, правда, две драки, затеянные главным героем – простоватым, но симпатичным парнем Назаром. Сюжет картины таков: Назар влюбился в 17-летнюю Рейханэ, которая ответила ему взаимностью. Чтобы жениться на ней, Назар берет брачный кредит, но, видимо не взял родительского благословения – вскоре после свадьбы его родители требуют, чтобы он развелся, так как о его теще ходят слухи, что она подрабатывает дурным ремеслом. Под давлением родителей Назар соглашается на развод, но по закону обязан вернуть жене «отступные».
 
Работа подсобным рабочим не приносит дохода, а кредиторы грозят тюрьмой. И Назар, убегая от полиции, прячется в кузове машины старого змеелова, зная, что у того есть деньги. Машина уносится далеко в пустыню, а змеелов, обнаружив непрошеного гостя, угощает его палкой. Отношения незадачливого парня и молчаливого крепкого старика не складываются, но из пустыни без машины не выбраться.  Назар предлагает свои услуги в качестве помощника в ловле змей, но старик категорически не принимает общества Назара, пока тому не стала угрожать смертельная опасность. Змеелов отвозит юношу в больницу, назвав его своим сыном,  и отдает для его спасения все, что у него было. Но больной исчезает вместе с деньгами на лечение – он отвез их бывшей жене,  пожертвовав отрезанным из-за укуса змеи пальцем. Этот фильм в 2003 году был включен в конкурсную программу ХХV ММКФ, на котором исполнитель роли змеелова Фарамарз Гарибиян удостоился главного приза за лучшее исполнение мужской роли.
 
Едва прошли конечные титры фильма, я решила спросить зрителей об их свежих впечатлениях:
 
Вы можете мне сказать пару слов об этом фильме – я делаю репортаж для иранского радио – вам понравился фильм?
– (Мужчина) - Да. Мне понравился. 
 
А каким бы одним эпитетом вы бы его охарактеризовали?
– Странные они все-таки.
 
А вы, девушка, что можете сказать об этом фильме?
– Трудно сказать. Для меня это – чуждая мне культура.
 
Ну, хоть какие-то чувства этот фильм у вас вызвал?
– Видимо, да. Но с этим еще придется разобраться.
 
А вам, молодой человек, что можете сказать  про фильм?
– Конечно. Хороший фильм о простых иранцах! Про нормальных простых людей со своими чувствами, которые у всех людей есть. Просто немножко в другом колорите, но у нас примерно то же самое может быть в наших степях, например. Мне очень понравилось!
 
Между прочим, это Асгар Фархади, который получил «Оскара»!
– Да, это чувствуется. Все настоящее.
 
А кто вы по профессии?
– Финансист.
 
А вы что можете нам сказать об этом фильме?
– Я вообще очень люблю иранское кино, но все-таки мне кажется, что «Развод Надера и Симин», за который Фархади получил «Оскара», намного лучше, чем этот.
 
Но это еще 2003 год, он еще не разогнался, так сказать.
– Наверное. Это чувствуется. Я ожидал немного большего от этого режиссера. 
 
А кто вы по профессии?
– Я историк, но работаю менеджером по продажам.
 
Но вы не жалеете, что пошли  на этот фильм?
– Вообще, мне показалось, что перевод как-то наспех был сделан. Там, по-моему, далеко не всё переводилось.
– Но мысль передавалась.
 
Ну, я надеюсь (смеется)…
 
Второй иранский фильм на нынешнем, 40-м ММКФ, назывался «Дублер». Он был представлен в конкурсной программе короткометражных фильмов, состоявшей из 12 картин, и был показан пятым по счету в блоке с фильмами из Индии, России (республика Саха-Якутия), Норвегии, Армении и Палестины. Скажу откровенно, подборка этих фильмов вызывала мрачные ассоциации – в индийском фильме «Цирк» был показан психически неуравновешенный юноша, который свое унизительное положение слуги, убирающего нечистоты в богатом доме, решил компенсировать зверским изнасилованием девушки из обеспеченной семьи. В якутском фильме под названием «Счастье» главный герой пошел еще дальше – он не только зачем-то убил приглянувшуюся ему женщину, но еще неделю использовал ее труп. В армянском фильме «Томбе» тоже насилуют женщину, а потом выбрасывают ее из машины. В норвежском фильме «Голод» женская тема не поднималась, но было показано, как в семье преуспевающего спортсмена 16-летний сын отправляется в притон наркоманов, чтобы самому себе казаться «круче» и отомстить обидевшему его приятелю. Я с некоторым опасением, но и с надеждой, ждала, что же покажет Иран. 
 
Иранский фильм «Дублер» начинался с кадров самоубийства – молодая женщина в ярко-красном пальто и в платке, привязав к ноге массивный камень, бросается спиной в воду.  Но мы не успеваем сокрушиться – каким-то чудом она осталась жива, и вот ее уже везет в больницу в своей машине словоохотливая ровесница, которая, как выясняется, – школьная подруга незадачливой самоубийцы, однако та ее не узнает, находясь в прострации. В фильме несколько раз возникает перевернутый на 180 градусов кадр – так, очевидно, видит мир героиня. А потом оказывается, что дама в красном пальто – известная актриса. И кидание в озеро  – всего лишь эпизод фильма, в котором она снимается. И вот снова она у кромки озера с привязанным к ноге камнем. Но оказывается, что это уже не она, а та, которая ее спасла, ее дублер – то ли в снимаемом фильме, то ли по жизни, ведь во время беседы в машине подруга обронила: «Мы были с тобой как близнецы, нас даже путали». В фильме многое остается непонятным. Но все остаются живы и невредимы. 
 
После просмотра некоторые зрители высказали мнение, что в фильме «Дублер» чувствуется влияние сюрреалистических триллеров американского режиссера Дэвида Линча. 
 
–   Очень понравилось! Хорошая атмосфера. Вот я смотрел, я в принципе, Линча люблю, смотрю и думаю: «Ух, ты, вот это атмосфера, прямо «Малхолланд». Просто феномен!
 
А что вам в нем по сравнению с другими фильмами в этой подборке понравилось?
– Я вообще короткометражки очень люблю – они такие спрессованные! Национальный колорит этот  фильм точно передает, вопросов нет. Эмоциональный отклик он во мне нашел, мне очень понравилось. Но разобрать на составляющие я не могу: титры хорошие или актрисы хорошие. Мне просто понравилось, – сказал молодой человек, представившийся как Дмитрий, менеджер среднего звена.
 
Вот вы посмотрели несколько фильмов подборки короткометражек конкурсных. Чем вам понравился иранский фильм? Чем он вас задел?
– Он мне понравился тоже тем, что он сюрреалистичен, тем, что он, безусловно, напоминает произведения Дэвида Линча. Он очень хорошо и красиво снят, и он с философской подоплекой. И хотя там месседж не очень прозрачный и несколько туманный, как и полагается при отображении сюрреалистического потока сознания, но там есть  интересные наблюдения и намеки на какие-то темы, более интересные, чем все остальные фильмы, которые были напрямую сфокусированы на своей тематике – на преступлениях, на насилии. По мне уж слишком много насилия! Здесь женщины хотя бы в реку падают, а там у них всех валят, а потом еще и убивают. Очень много чернухи, это невозможно! Иранский фильм на этом фоне выгодно отличается, -  сказала переводчица, старший преподаватель ИСАА  МГУ Ольга Сорокина
 
Вы посмотрели сейчас шесть фильмов, которые участвуют в конкурсной программе короткого метра. Какое у вас ощущение, и какие фильмы вам больше всего понравились?
– Из всех шести фильмов самое благоприятное впечатление произвели два фильма: это иранский фильм молодого режиссера и палестинский фильм. Могу объяснить почему. Потому что все другие фильмы не дают надежды, они не вызвали впечатления того, что это фильмы о человечности, о любви, о дружбе, о каких-то таких вещах, о которых хочется смотреть кино на самом деле. Почему мы его смотрим? Для того, чтобы обрести надежды, для того, чтобы поверить в какие-то вещи. Единственные два фильма, как я сказала, которые я могу выделить, это иранский фильм – он очень интересно был сделан, потому что там есть некая стилистика, какие-то эксперименты молодого режиссера. Но, тем не менее, очень удачные – мне это понравилось: женщины, которые меняются местами, которые представляют себя каждая на месте другой. И в результате там все хорошо заканчивается. 
 
И второй фильм – там однозначно идет речь о рождении новой жизни вопреки тем обстоятельствам, в которые попали герои этого фильма, и это уже радует, - сказала журналист Тамила Миронова
 
Фильм, о котором она упомянула, назывался «Конфетка» – 15-минутная лента производства Палестины и Ливана. Этот фильм был показан последним в той подборке короткометражек. В нем шла речь  о  семейной паре: муж сидел в израильской тюрьме, свидания разрешены только через стекло, а супруги очень хотели ребенка, и придумали нестандартное решение...  
 
В день показа я попросила режиссера фильма «Дублер» Ронак Джафари немного рассказать о себе и о своем пути в кинематографе:
 
Я родилась в Тегеране, в семье работников искусства – мой отец известный документалист Мохаммад Джафари, а мама – актриса. И я с пятилетнего возраста уже попала в атмосферу кино. После школы я окончила Театральный институт, но изучала также кинематографию. Я сняла два документальных фильма-портрета. Из российских режиссеров на меня больше всего повлияли Тарковский и Звягинцев. А вообще я очень высоко ценю Аббаса Кияростами, который учил думать образами  и вообще выстраивать идеологию каждого фильма. «Дублер» – моя первая игровая картина, - надеюсь, что не последняя, - смеется Ронак Джафари, - и Московский фестиваль – самый первый ее показ на большом экране. Мировая премьера, можно сказать. 
 
Я спросила Ронак, кто дал деньги на фильм. Она ответила, что найти деньги  для фильма - всегда очень нелегко. Она благодарит продюсера фильма Нахид Делагах и Ассоциацию молодых кинематографистов Ирана за помощь в этом деле. В Россию Ронак приехала впервые и пока успела повидать только Красную площадь и побывать в Храме Василия Блаженного. Но уже может сказать, что Москва – очень красивый город, а люди в ней добрые,  отзывчивые и любят искусство.
 
На следующий день после нашей беседы с Ронак Джафари 40-й Московский международный кинофестиваль завершил свою работу. Лучшей короткометражкой был признан фильм «Конфетка»  режиссера Ракана Маяси и председатель жюри короткометражных фильмов Сами Насери, французский актер берберского происхождения, вручил этой картине главный приз. Однако он также отметил иранский фильм «Дублер» в числе наиболее ярких фильмов этого конкурса.  Обладателем главного приза ММКФ – «Золотого Георгия» – по решению международного жюри под руководством итальянского продюсера Паоло Дель Брокко стала российская полнометражная лента «Царь-птица». За лучшее исполнение мужской роли был отмечен Киран Чарнок («Заблудшие», Новая Зеландия), а лучшей актрисой признана Джованна Меццоджорно («Неаполь под пеленой», Италия).
 
Дорогие радиослушатели, на этом я завершаю свой рассказ об иранской капле в океане Московского кинофестиваля и выражаю надежду, что на следующем, 41-м фестивале, иранские фильмы обязательно попадут в число главных призеров, что не раз уже бывало в истории ММКФ. 
 
С вами была Аида Соболева. Я желаю вам всего доброго! До новых встреч в эфире!

Тэги

Май 02, 2018 07:14 Europe/Moscow
Комментарии