В Государственном Музее Востока в Москве всегда есть на что посмотреть. Но до 17 июня 2018 года здесь работает специальная выставка, посвященная 200-летию Института востоковедения Российской академии наук.

Экспонаты выставки разместились в двух просторных залах  Музея, который занимает красивый особняк декабристов Луниных на Никитском бульваре (дом 12а).   
 
На открытии выставки 28 мая здесь собрались востоковеды разных специальностей, дипломаты из нескольких стран, в том числе, конечно, из Ирана, политологи, искусствоведы, журналисты.
 
Востоковедение в России – это не просто наука или комплекс научных дисциплин. Это направление деятельности целого ряда научно-исследовательских институтов, которым доверено быть зоркими глазами государства, глядящего на Восток. Среди них центральное место занимает Институт востоковедения Российской академии наук. ИВ РАН берет свое начало от созданного в 1818 году при Императорской академии наук Азиатского музея, располагавшегося в здании основанной Петром Первым Кунсткамеры в Санкт-Петербурге. Уже к моменту открытия Азиатский музей обладал солидной коллекцией манускриптов на многих восточных языках и собранием предметов искусства разных эпох и регионов Востока.  За два столетия эта коллекция многократно обогатилась, а российское государство не один раз меняло свое название и форму правления. Менялось и название главного востоковедческого исследовательского центра страны.  Институтом востоковедения Азиатский музей стал называться в 1930 году, а в 1950 переехал из Ленинграда в Москву. Но, как и прежде, задачей российских востоковедов остается изучение древней, средневековой, новой и новейшей истории стран Востока, восточных языков и литературы, экономики и социологии, этнографии и культуры Кавказа, стран Азии и Северной Африки. 
 
Многие труды российских востоковедов вошли в Золотой фонд мирового востоковедения. А директора Института приобрели заслуженную славу не только как ученые, но и как государственные деятели, оказавшие влияние на важнейшие политические процессы современности. Среди них – Бободжан Гафуров, Евгений Примаков и Виталий Наумкин. 
 
Занимающий ныне пост научного руководителя ИВ РАН академик Виталий Наумкин произнес приветственную речь на открытии выставки, поблагодарив дирекцию Музея Востока, тоже 200-летнего юбиляра в этом году, за предоставление помещения для экспозиции и содействие в ее организации.
 
Я попросила Виталия Вячеславовича специально для радио «Голос Ирана» сказать несколько слов  о значении этой выставки, посвященной 200-летию Института востоковедения.
 
–  Это самый старый институт России и самый большой – у нас почти 500 человек работает! Нигде, ни в одном институте больше нет отделов, центров, которые занимались бы отдельно Ираном, Афганистаном, арабскими странами, Индонезией, Индием, Китаем. Все это вместе, и все это по разным наукам – от археологии до современной политики. И эта выставка показывает, что  в нашем институте есть и миротворчество,  и археология, и древняя история, и рукописи.  И вот такое замечательное наследие, которое мы бережем, мы его храним. Мы –  тот самый мост, который связывает Россию с государствами Востока, в том числе с Ираном. 
Вот, посмотрите на эти книги, которые мы издаем – они уникальны! Ни у кого таких книг больше нет. Вот, скажем, наша работа по курдам – нигде такой книги нет. Там фотографии опубликованы курдов, в том числе иранских, которых снимали российские  ученые, путешественники еще в XIX веке.  Это первые фотографии этого народа! А там есть не только курды, но и представители других народностей, живущих в Иране.  Мы с Ираном очень тесно связаны. Вот, посмотрите!
 
– Сейчас посмотрим. Очень интересно. Спасибо вам огромное!
Действительно, книга о курдах, про которую говорил академик Наумкин, как и десятки других книг, помещенных на этой выставке, представляют собой непреходящую научную, а то и художественную ценность. На стендах выставки можно увидеть уникальные исторические фотографии – ведь, пожалуй, не было ни одного лидера или крупного политического деятеля Востока, который бы, посещая СССР или Российскую Федерацию, не встретился бы с российскими востоковедами.  Они всегда могли найти общий язык с любым из них и предсказать, в большинстве случаев, его действия и политическую судьбу.
 
Директор Музея Востока Александр Седов, с которым мне удалось поговорить во время фуршета, считает проведение такой выставки знаковым событием.  
 
– Она является событием, потому что событием является 200 лет существования Института востоковедения – академического учреждения, которое имеет свою длительную историю, которая исчисляется к сегодняшнему дню двумя сотнями лет. Это одно из наиболее старых учреждений в системе Академии наук. Вообще в России, к сожалению, востоковедов не так много: есть Институт восточных рукописей в Петербурге, Институт востоковедения в Москве, Институт Дальнего Востока, который когда-то отпочковался от ИВ РАН, раньше он был его отделом; есть Институт Африки, который Восток, не Восток, но, всяком случае, не Европа. Поэтому любое событие, связанное с этим учреждением [ИВ РАН], - это крупное событие научной жизни.
 
– Каково главное кредо этой выставки? Как вы ее строили? 
– Когда мы планировали эту выставку, мы задумались: а что, собственно, мы можем показать?  Ведь Институт востоковедения – академическое учреждение. У него практически нет коллекций предметов, которые можно выставить и показать публике, как делают все музеи, например, наш – Музей Востока. У нас есть коллекции из многих стран Востока, которые представляют искусство народов этих стран. И мы можем показать искусство Ирана, искусство Турции, искусство Индии и т.д. Что может показать Институт востоковедения?  По большому счету – только свои печатные труды. Поэтому основной упор мы сделали на демонстрации его научной деятельности и научно-общественной деятельности, ведь Институт востоковедения, в отличие от Музея Востока, занимается и современной политикой. Поэтому большая часть его научной работы – это политологические исследования, миротворческие миссии, в которых Институт участвует. Отдельный сегмент выставки  ¬– это, так называемое, классическое востоковедение: исследование и публикация восточных рукописей, археологические научно-исследовательские экспедиции в странах Востока  – в Египте, Судане, Йемене и так далее; труды, которые издает Институт, и которые сами по себе являются весьма существенным вкладом в мировую науку. 
 
– До какого числа будет эта выставка?
– Три недели она будет.
 
– Надеемся, что ее посмотрит много народу, и не только из Москвы.
– Мы тоже на это надеемся. Спасибо.
 
Среди посетителей выставки в день ее открытия был начальник Отдела научных исследований Историко-документального департамента МИД РФ, преподаватель МГИМО Вячеслав Мошкало. Я поинтересовалась его впечатлениями:
 
– Вот вы посмотрели выставку. Какие у вас чувства возникли при взгляде на эти фотографии, на эти книги?
– Ну, во-первых, выставка замечательна сама по себе, потому что она воскрешает в памяти очень многие события. Я уже сам почти 50 лет занимают востоковедением, иранистикой. И многих людей, фотографии которых я увидел на этой выставке, уже нет. Например, Бободжан Гафурович Гафуров, Евгений Максимович  Примаков. Начиная с 70-х годов, практически всех директоров  я знал. Когда я защищался в 1981 году, то внешней организацией, которая писала отзыв на мою диссертацию, был как раз Институт востоковедения. И отзыв мне подписывал, кстати, Примаков Евгений Максимович. 
 
– То есть, вы здесь испытали ностальгию?
– Не столько ностальгию, сколько приятные воспоминания. Ну и, конечно, гордость за то, что в нашей стране очень мощное востоковедение. Я считаю, что востоковедение, несмотря на трудные времена, которые пришлось пережить, особенно в 90-е годы, по-прежнему остается у нас одной из передовых научных дисциплин. Потому что описать одним словом, что такое «востоковедение», нельзя. Это синкретическая наука. Там и лингвистика, и история, и этнография, и психология. И экономика (куда же без нее?), и география, и история, литература, культура.  Там масса всяких дисциплин! Все это входит в понятие «Востоковедение». И перефразируя классика марксизма-ленинизма, «востоковедом можно  стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые были выработаны на Востоке». Поэтому идите в востоковедение, изучайте востоковедение, будьте востоковедами – это безумно интересно! – сказал дипломат и востоковед Вячеслав Мошкало. 
 
А что думает по этому поводу Нина Мамедова, заведующая сектором Ирана Института востоковедения РАН? 
– Я не обладаю таким дипломатическим тактом и умением, как мой коллега, но, тем не менее, согласна с тем, что, действительно, даже в таком объеме эта выставка вызывает гордость за востоковедение, за то, что мы были, есть и, я надеюсь, будем. И смотря на эти фотографии, на эти стенды, мы все вспоминаем о том, какой путь прошло востоковедение, в  том числе и иранистика, за все эти годы. И надеюсь, что мы внесем и в будущем свой вклад. И за нас наши потомки тоже стыдиться не будут.
 
Дорогие радиослушатели, на этих словах заслуженного ираниста Нины Мамедовой я завершаю свой рассказ об открытии выставки «200 лет Институту востоковедения РАН». Напомню, выставка проходит в Музее Востока в Москве. До 17 июня вы можете ее посетить.  Но, если вы не смогли этого сделать, не расстраивайтесь – частично представление о ней можно получить, заглянув в фотогалерею на нашем сайте. 
 
С вами была Аида Соболева. Всего вам доброго! До новых встреч в эфире.
Июнь 03, 2018 11:32 Europe/Moscow
Комментарии