– считает новый руководитель Культурного представительства при Посольстве Ирана в России господин Гахреман Солеймани.

Он родился в 1961 году в иранском городе Керман. Окончил Тегеранский университет по специальности «Персидский язык и литература». 
Свой трудовой путь он начал в Отделе культуры издательства «Соруш», где некоторое время был секретарем Совета по распространению персидского языка и литературы.
 
В 1993 году он был переведен в администрацию Президента ИРИ  и в течение нескольких лет работал консультантом, а затем генеральным директором исследовательского бюро.
 
С 2003 по 2008 год он возглавлял Культурное представительство Ирана в Таджикистане. По возвращении в Иран он был назначен на должность руководителя Центра распространения персидского языка и Центра развития академического сотрудничества в Организации культуры и исламских связей ИРИ.
 
С 2012 по 2014 год находился в служебной командировке в Пакистане, где в г. Исламабад возглавлял Центр исследований персидского языка.
С апреля 2014 по 21 марта 2018 года господин Солеймани занимал  должность  заместителя руководителя Организации культуры и исламских связей ИРИ по вопросам научных исследований и образования.  В апреле 2018 года он назначен советником по культуре в Посольстве Ирана в России    и руководителем Культурного представительства при Посольстве.
 
Господин Гахреман Солеймани часто выступает по радио и телевидению Ирана, является активным участником международных конференций и автором целого ряда научных статей по вопросам культуры.  Сегодня он – гость нашей программы.
 
– Господин Солеймани, большое спасибо, что вы нашли время для этой встречи.  Какую роль придает  Исламская Республика Иран культурному взаимодействию с Российской Федерацией? 
– Во имя Бога! Разрешите перед тем, как мы начнем нашу беседу, поприветствовать российских радиослушателей, насколько я знаю, очень образованных и культурных.
 
Мы – два соседних народа. Между нами существуют давние исторические, и даже доисторические связи. Исследователи подтвердили, что цивилизация, которая впоследствии была названа «иранской», начала формироваться на территории нынешней России, поэтому народы, проживающие в обеих наших странах, имеют генетическое родство и постоянно влияли  друг на друга.  За прошедшие века в наших странах многое менялось – письменность, язык, флаги, но географию изменить нельзя. Мы по-прежнему соседствуем друг с другом. Естественно, нам надо дружить, надо учиться жить вместе.  И говорить на одном языке. И это – язык культуры.
 
Очень важно, что у нас есть этот язык, и есть основания считать его общим. Например, если мы возьмем религию, то ислам, который когда-то стал распространяться на территории России, был привнесен именно из Ирана. В России сейчас около 25 миллионов мусульман, и их образ жизни, обряды, мировоззрение очень похожи на те, что существуют в Иране, несмотря на некоторые различия в деталях.
 
Но и за рамками религии, между культурами Ирана и России есть много общего. Я бы назвал это «культурным духом». Он свойственен каждой из наших стран. Это связано с тем, что и в Иране, и в России живут десятки разных национальностей, которые говорят на разных языках. Без общего «культурного духа», который является их скрепляющим началом,  они не могли бы сосуществовать как единое целое.  И этот «культурный дух» является основой языка культуры, на котором говорят наши страны между собой. Великие писатели являются выразителями этого языка. Например, Лев Толстой – выразитель языка культуры России. Источником его творчества был народ России, его чаяния, его язык, его дух. И теперь можно сказать, что народ России говорит с миром языком Толстого. И не только говорит, но и общается с народами других стран.
 
Например, повесть Толстого «Хаджи-Мурат», изданная в последний год его жизни и вскоре переведенная в Иране. Хаджи-Мурат – мусульманин, горец, житель Кавказа. Его мысли и мотивы его поступков, описанные великим русским писателем, близки и понятны мусульманам других стран.  Через этого героя иранские читатели глубже понимают историю России, взаимоотношения народов, живущих в ней, их психологию.
 
Возьмем другой пример. В России был очень известный писатель и философ-демократ Николай Чернышевский, который еще в годы учебы в семинарии познакомился с творениями персидских классиков.  Находясь в заключении, он попросил передать ему любимую книгу – «Шахнаме» Фирдоуси, считая ее одним из самых жизнеутверждающих  произведений мировой литературы, которое выражает  дух народа. 
 
Можно приводить много примеров того, как литература помогает людям разных стран понять друг друга. Вот этот язык культуры уже давно существует между нашими странами, являясь основой нашего взаимодействия, и мы должны его развивать.
 
– Как Вы оцениваете уровень взаимоотношений двух стран на нынешнем этапе?
– На этом историческом отрезке времени мы, действительно, стали намного ближе друг другу. То, что нас разделяло в прошлом, отходит на второй план. Сейчас настало время, когда нам просто необходимо объединиться во многих областях. Наши связи  в области регионального, евразийского, сотрудничества стали более тесными.  У нас много общих интересов, которые обусловлены общими вызовами и угрозами. И одной из них, очень существенной, является угроза такфиризма – искажения религии. От этой беды пострадали многие люди и в Иране, и в России, в частности, на Кавказе. Ведь прямым следствием такфиризма является терроризм. Мы соседи, живем в одном регионе, и борьба с терроризмом – наша общая задача. Важно понимать, что это задача не только силовых структур – здесь имеет особое значение правильное понимание религиозных текстов, их тщательное изучение и толкование.  Поэтому нам нужно объединять усилия в области религиозного образования и просвещения, чтобы предотвратить кровавые конфликты, которые повсеместно возникают в странах Востока, например, в Сирии.
 
С другой стороны, нам нужно вместе противостоять культурной экспансии Запада, который диктует свои правила и в политической, и в военной, и экономической сферах. 
 
Иран и Россия не хотят строить свою жизнь по чужим правилам, но по отдельности не могут справиться с этим, как бы раньше сказали, «диктатом империализма». Поэтому, объединение на общих позициях становится необходимостью. 
 
Есть еще одно обстоятельство, сближающее нас: обе наши страны относятся к государствам, в которых объединены разные народы, разные языки, разные культуры и традиции.  Например, в Иране, вы можете видеть  и курдов, и белуджей, и арабов, и тюрков, и армян. В России тоже живет много разных народов. Этот «опыт объединения на общей платформе» очень важен для каждой из наших стран. И обмен этим опытом имеет особую ценность для развития наших отношений.
 
– Как известно, в марте 2018 года создан Комитет по культурному сотрудничеству  в рамках Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству РФ и ИРИ. Какие российско-иранские культурные мероприятия планируется провести на межправительственном уровне?
–   Готовится Неделя культуры Ирана в России. Она будет проходить со 2 по 8 сентября в Москве и в Уфе. А в следующем году, даст Бог, такая же программа – Неделя культуры России в Иране – пройдет в Тегеране и в Исфахане.
 
Хочу напомнить, что Иран относится к одной из шести стран мира, где сосредоточено наибольшее количество старинных ремесел и народных промыслов, находящихся под эгидой ЮНЕСКО. Мы хотим максимально представить их на Неделе культуры и поэтому пригласили представителей 13 мастерских из разных регионов Ирана. В программе – выступление ансамбля традиционной музыки и танца. А также российские зрители увидят несколько иранских фильмов, среди которых «Траншея-143». Картину будет представлять режиссер Наргис Абъяр, ставшая лауреатом многих международных фестивалей в мире.
 
Почетными гостями Недели культуры будут представители одной из самых уважаемых семей в Иране – профессор Тегеранского университета Мехди Мохагег, виднейший философ и литературовед, и его супруга Нушафарин Ансари, известный педагог и специалист по детской книге, дочь бывшего посла Ирана в Индии и СССР. Уверен, что встреча с этими выдающимися людьми, будет представлять большой интерес для публики и журналистов. 
 
– Приходилось ли Вам раньше бывать в России? Что больше всего Вас привлекает в российской культуре? Есть ли у Вас любимые русские писатели, композиторы, художники? Есть ли российские города, которые Вы давно мечтали посетить? 
– Нет ни одной культурной иранской семьи, в библиотеке которой не было бы книг русских писателей, где бы ничего не знали о великой русской культуре. Даже если человек за всю свою жизнь прочитал всего лишь несколько книг, среди них обязательно будут рассказы Чехова или романы Толстого и Достоевского. Русские писатели поднимали вопросы, важные для всего человечества. Я тоже отношусь к тем людям, которые выросли на произведениях русской литературы. Она оказала в свое время очень  большое влияние на становление современной иранской прозы. Это влияние через Иран распространилось и на другие страны региона. Например, «социалистический реализм» пришел в Афганистан из Ирана, а не из России. Заметим, это произошло задолго до того, как в Афганистан вошли советские войска.
 
Изучая персидскую классическую литературу в Тегеранском университете, я знакомился с трудами русских и советских востоковедов. Например, с комментариями по «Шахнаме» Бертельса, Жуковского и Бартольда, труды которых есть в моей домашней библиотеке.
 
Несколько лет назад мне довелось первый раз побывать в Санкт-Петербурге – городе, поражающем своей красотой, культурой и атмосферой доброжелательности. О том, с каким вниманием в России относятся к культурному наследию Ирана, можно судить по великолепной коллекции иранского искусства в Эрмитаже.
 
Если говорить о русской музыке, то я больше всего люблю не авторские произведения, а русские народные песни, тихие и спокойные, чем-то напоминающие иранские таснифы.
 
– Начало Вашего пребывания на посту Руководителя культурного представительства ИРИ в РФ совпало с проведением Чемпионата мира по футболу в России. Каковы Ваши впечатления от этого события, проходившего на Ваших глазах?
 
– Ну, футбол, конечно, не может оставить равнодушным никого, тем более что в этом Чемпионате принимала участие команда Ирана.  И хотя, к сожалению, она не смогла выйти из группы, выступила очень достойно. Это была очень хорошая возможность для Ирана лучше узнать Россию: и с помощью радио и телевидения, транслировавших матчи, и напрямую – сюда приехало несколько тысяч иранских болельщиков. Они могли свободно общаться со своими сверстниками в России, болельщиками из других стран, перемещаться по городам, где проходили матчи.  Все было организовано российскими властями на очень высоком уровне. И, думаю, укрепило в глазах моих соотечественников образ России как сильной, экономически развитой и гостеприимной страны.
 
– Чем, прежде всего, интересен Иран для российских туристов? Какие конкретные шаги предпринимаются в Иране для роста туризма из России?
–  Первое, что надо сказать, что туризм в Иране имеет свои особенности. Это не пляжный туризм, а культурный. Хотя возможности отдохнуть на пляже у нас тоже есть. В отличие от многих стран Востока, в Иране очень разнообразный климат. Иран – страна четырех сезонов. Притом, в одно и то же время года на его территории может быть и зима, и лето, и весна. Допустим, можно утром позагорать на пляже на острове Киш в Персидском Заливе, а через несколько часов уже кататься на лыжах в горах Загроса.  Но самое главное, что делает привлекательным Иран в глазах туристов всего мира – это огромное количество исторических и даже доисторических памятников. Многие из них имеют значение для всего человечества и больше двадцати уже внесены в Список культурного наследия ЮНЕСКО.
 
Если говорить о статистике, то поток туристов из России, по сравнению, например, с Турцией, действительно,  невелик. Но должен сказать одну вещь: с древнейших времен иранский народ отличается необыкновенным гостеприимством. Иранец  никогда не рассматривает гостя с коммерческой точки зрения. Он для него – дар Божий. Иранцы охотно принимают русских туристов в семьях, возят по стране, делают все, чтобы гостю было хорошо, и он вспоминал об этом много лет. Поскольку это частная жизнь, то статистика не ведется. 
 
Иранское консульство ввело облегченный режим получения визы для россиян – ее можно получить в аэропорту, если путешествие не превышает двух недель. В настоящее время есть сложности с обменом российских денег в Иране, к тому же из-за санкций не работают международные банковские карты. Надо иметь наличные доллары или евро. Но, надеюсь, эти временные трудности не являются препятствием для тех, кто хочет побывать в Иране.
 
– Что Вы хотите пожелать российским слушателям радио «Голос Ирана»?
– Чтобы в их жизни было больше таких чувств как дружба, любовь, воодушевление, чтобы у них была поддержка друзей, спорилось любимое дело, а в сердце были радость и счастье.
 
– Большое вам спасибо!
 
Дорогие радиослушатели, у нашего микрофона был Гахреман Солеймани,  руководитель Культурного представительства при Посольстве Ирана в России. Беседу вела Аида Соболева.  Мне помогал сотрудник Культурного представительства переводчик Кабулшо Идрисов. Присылайте нам ваши вопросы и комментарии на наш сайт.
 
Всего вам доброго! До новых встреч в эфире.

Тэги

Август 25, 2018 09:34 Europe/Moscow
Комментарии