Апрель 23, 2019 17:20 Europe/Moscow

Видная американская газета в редакционной статье на минувшей неделе прокомментировала скандальное решение президента США Дональда Трампа внести Корпус стражей исламской революции Ирана в список террористических организаций.

По словам The Washington Post, Трамп своей неразумной политикой приближает страну к еще одной войне.
 
Администрация Трампа 8 апреля объявила Корпус стражей исламской революции Ирана (КСИР) террористической организацией.  Впервые составная часть вооружённых сил иностранного государства официально названа террористическим образованием. КСИР включён в американский список террористических группировок; любая группа или частное лицо, имеющие деловые отношения с КСИР, могут теперь быть подвергнуты в США уголовному преследованию. «Если вы ведёте дела с КСИР, вы финансируете терроризм», – заявил Трамп. 
 
Известно, что санкции являются главным рычагом американской политики давления, но как их применить к КСИР – армии, имеющей сухопутные войска, флот, авиацию и многомиллионный резерв народного ополчения (басидж)? Это сотни тысяч военнослужащих, современное вооружение и весь ракетный потенциал Ирана. 
 
The Washington Post в своём комментарии о решении Трампа в отношении КСИР приводит мнение Эрика Эдельмана, бывшего заместителя министра обороны. Эдельман возглавлял оперативную группу, которая готовила предложения по политике США в отношении Ирана в период после заключения ядерного соглашения.
 
Многое во внешней политике администрации Трампа выглядит как затянувшаяся тактическая кампания при отсутствии стратегии. Давление на Иран растёт, но непонятно с какой целью. Ведь Трампа предупреждали, что это давлениё только ещё больше дестабилизирует Ближний Восток и усугубит риски в ядерной сфере. 
 
Однако в стремлении изолировать Иран Трамп упрям, как ни в чём другом. В Белом доме рассчитывают, что усиливающееся давление автоматически приблизит к капитуляции иранского режима. Однако на международном уровне Трамп создал больше проблем для США, чем для Ирана, остающегося приверженным соблюдению ядерной сделки и получившего от этого несомненные дипломатические преимущества.
 
Вместо давления, которое иранское руководство испытывало до согласия на ограничение своих ядерных исследований, зафиксированного в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД), Тегеран сегодня выглядит жертвой американского мошенничества. Политика США в отношении Ирана дискредитирует американского президента как партнёра по переговорам. И не только в отношениях с иранским руководством, а в более широком смысле. Отказ Трампа от СВПД отдалил его от европейских союзников, лидеры ведущих стран Европы были и остаются против этого шага. Трещина в  партнёрстве США и Европы растёт.
 
На Ближнем Востоке Трампа поддержали наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, которые выступали против ядерного соглашения с Ираном, но не получили поддержки Барака Обамы и американских союзников в Европе. Это создало возможность для Ирана более тесно сотрудничать с той же Европой, Россией, Китаем в соглашениях, которые исключат США.
 
В любом случае в сценарии, при котором иранский режим под давлением санкций капитулирует или рухнет, объявление КСИР террористической организацией не поможет. Это решение Трампа поддержал лишь Нетаньяху, который  приветствовал этот шаг, назвав Трампа «дорогим другом» и поблагодарив президента за его решение.
 
Если цель администрации Трампа состоит в том, чтобы остановить рост регионального влияния Тегерана, прекратить ракетные испытания и навсегда отключить потенциал Ирана в области ядерного оружия, то одни лишь санкции не приведут к желаемому результату. А если администрация Трампа стремится к смене правящего режима в Иране до следующих выборов президента в США, то это оборачивается угрозой новой войны. 
 
По мнению Эдельмана, экономические меры должны дополняться другими формами давления, которые максимизируют принуждение в отношении Тегерана, включая «заслуживающие доверия варианты применения силы». 
 
Однако было бы ошибкой ожидать, что даже самые жёсткие санкции остановят стремление Тегерана к расширению своего влияния на Ближнем Востоке. Трамп наверняка добивается смены режима в Иране, и в Тегеране это отлично понимают. В то, что американский президент хотел бы заставить Тегеран вернуться за стол переговоров и заключить более широкую ядерную сделку, в иранском руководстве не верят. 
 
Так что всё-таки дадут американцам санкции против КСИР? Учитывая, что КСИР давно встроен в национальную экономику, которая в течение десятилетий работает под воздействием американских санкций, риск подвергнуться новым ограничениям со стороны США невысок. Угроза Трампа в адрес международных компаний за связи с КСИР тоже не имеет практического значения, прямого торгово-экономического сотрудничества с зарубежным бизнесом у КСИР нет. Это не значит, однако, что решение Трампа не даст эффекта, но эффект будет заключаться в иранском ответе.
 
Иранский верховный лидер аятолла Али Хаменеи назвал решение Трампа по КСИР «шалостью» и «неудачным маневром», предупредив о бесполезности подобных мер. Хаменеи выразил уверенность, что «революция будет идти вперёд».
 
Президент Ирана Хасан Роухани,  выступая 10 апреля на заседании Кабинета министров,  оценил решение Трампа как «глупую и неразумную меру». Он уверен, что международное сообщество американского президента не поддержит. По словам Роухани, Трамп объявил о своём решении по просьбе Израиля, чтобы помочь «кому-то победить на выборах [в Израиле]». Высший совет национальной безопасности Ирана в свою очередь объявил Вооружённые силы США в Западной Азии, известные как Центральное командование (ЦЕНТКОМ), террористической организацией.
 
Итак, администрация Трампа сделала ещё один шаг к войне с Ираном. Нет сомнений, что важную роль в этом сыграли государственный секретарь Помпео и советник по национальной безопасности Болтон. Успех их действий будет зависеть от того, смогут ли они и дальше манипулировать импульсивным американским президентом. Иранский меджлис уже требует, чтобы правительство ИРИ приняло ответные меры. Возможности для этого у Тегерана есть и в Сирии, и в Ираке, и в Йемене, и в Афганистане, и в Персидском заливе. Американские военнослужащие в регионе, особенно в Ираке и Сирии, где они действуют вблизи от организованных Ираном ополченцев или сотрудников КСИР, могут теперь стать жертвами политики Белого дома. Пентагон и разведывательное сообщество США, понимая эти риски, выступили против решения Трампа по КСИР.

Тэги

Комментарии