В календаре Ирана 29 исфанда (19 марта) является днем когда меджлис Ирана утвердил закон о национализации нефтяной промышленности Ирана.

Сегодня мы обсудим то, что какое значение имеет этот день и почему это решение парламента Ирана внесено в историю страны, в качестве запоминающегося дня?

Для того, чтобы найти ответ на этот вопрос необходимо вернуться к истории многих лет назад и рассмотреть прошлое нефтяной промышленности Ирана и историю нефтяных соглашений страны.

Истрия иранской нефти исчисляет более чем один век. С того момента как в Иране была пробурена первая нефтяная скважина он сразу же стал важной целью для западных варваров и грабителей. Они прибыли в Иран в целях покушения на права народа и похищении нефтяных запасов этой страны. Поэтому не так легко было бороться и прогнать их с территории Ирана.

В 1870 году одновременно с тем, как в Иране были найдены нефтяные запасы, правительство Ирана подписало контракт с Бароном Полом Джулиусом Ройтером, на основе которого ему было предоставлено право на добычу нефти в Иране на протяжении 70 лет. На 11-том месяце этого договора нефть, в качестве важного сырья стала равняться по своей ценности таким ископаемым как уголь, железо, медь и свинец.

32 года спустя в 1902 году со стороны иранского руководства того времени был подписан еще один договор, на основании, которого право на разведку, добычу, эксплуатации и продажи нефти по всему Ирану, за исключением пяти северных районов Ирана на 60 лет было отдано еще одному англичанину Уильяму Ноксу Д'Арсу.

Доля Ирана по этому договору, который управлял отношениями между нефтяной компанией и правительством Ирана, составляла 16% о общего объема выгоды от добычи нефти. Эти 16% выплачивались Ирану, как налог за право на добычу нефти. Однако англичане даже были не готовы платить эту незначимую сумму правительству Ирана.

С самого начала работы британской и иранской нефтяной компании, всегда было много разногласий и трений по поводу вычисления чистой выгоды и лицензионного платежа.

 

Подобного рода контракты навязанные Ирану в истории этой страны достаточно, однако в отношении нефти этот вопрос более важен учитывая, что нефть является основным источником богатства Ирана. Одной из основных причин навязывания таких контрактов Ирану является отсутствие независимости и политической слабости руководства тех времен, а также измен, которые были сделаны в отношении иранского народа. Еще одним примером такого рода позорных договоров является договор 1933 года известный как "Гас-Голшайан". Этот договор столкнулся с серьезными протестами осведомленных личностей иранского общества, в частности известного богослова, члена парламента Ирана аятоллы Кашани.

В то сложное время, аятолла Кашани вступил в борьбу с правительством и написал письмо в ООН о государственных репрессиях в Иране и незаконности законов принятых иранским парламентом того времени, в частности о нефтяном консорциуме. Опубликовав заявление, в качестве протеста в отношении действий британской нефтяной компании, аятолла Кашани совместно с некоторыми другими членами парламента предложили на голосование парламента законопроект о расторжении договора с нефтяным консорциумом.

По наставлениям британского правительства иранскому режиму, руководство Ирана арестовали аятоллу Кашани, а после отправили его в ссылку. Однако несмотря на эти препятствия, в конечном счете, 20 марта 1950 года парламент Ирана принял законопроект о национализации нефтяной промышленности Ирана.

 

С принятием закона о национализации нефтяной промышленности Ирана в парламенте ирано-британская компания лишилась своих прав, и нефтяная промышленность Ирана была объявлена национальной. Именно так этот день вошел в историю и стал запоминаемым в истории Ирана. Этот день был назван днем национализации нефтяной промышленности Ирана. С принятием закона о национализации нефтяной промышленность Ирана предполагалось, что все операции по разведке, добычи и эксплуатации нефти будут находиться под ведомством иранского правительства. Однако после того, как правительство премьер-министра Ирана Мухаммада Мусадыка в 1951 году поставило во главе угла своих программ и политики вопрос об исполнении закона о национализации нефтяной промышленности Ирана провокации, заговоры и препятствия со стороны врагов усилились. Одним из таких заговоров стал переворот, проведенный по свержению правительства Мусадыка в 1953 году американцами и британцами. После этого переворота, такие нефтяные компании, как "Бритиш петролеум компани", "Шелл петролеум Эн.Ви", "Гулф ойл карпарейшин", "Мобил ойл карпарейшин", "Стандарт ойл компании" и "Тексако" ринулись разворовывать нефтяные запасы Ирана и создали новый консорциум.

 

Внимание к нефти, в качестве единственного источника прибыли послужило тому, что Иран в политической сфере попал под угрозу влияния со стороны мировых держав. Привязанность к сырой нефти, как в далекие времена, так и сегодня, когда нефть, в качестве рычага давления на Иран была подвергнута санкциям, окончилась во вред национальных интересов. Именно поэтому, сегодня экономика Ирана оглядываясь назад, пытается приобрести критерии развития, однако, не опираясь на продажу сырья и других ресурсов страны.

Но все же нефть является одной из основных основ и ключевых инфраструктур иранской экономики. Оптимально используя нефть, в качестве важнейшего источника для производства и создания добавочной стоимости можно создать условия для развития. Это большая цель, которая обозначена в рамках стратегий экономики сопротивления в перспективе иранской экономики.

Сокращение привязанности к нефти является необходимостью, которую Верховный лидер Исламской революции не раз подчеркивал при разъяснении аспектов экономики сопротивления. Как уточнил аятолла Хаменеи "…эта привязанность, является нашим столетним зловещим наследием". Он с этой же точки зрения, обращает внимание на санкции и постоянно подчеркивает, что необходимо воспользоваться этой возможностью и принять попытки для того, чтобы заменить нефть альтернативными выгодными экономическими источниками.

Таким образом, основными аспектами стратегической политики Ирана в области нефти является диверсификация методов продажи, увеличение стратегических запасов и развитие производственных мощностей нефти и газа, в частности на совместных месторождениях и повышение добавочной стоимости путем совершенствования промышленной цепочки нефтехимических продуктов и нефтепродуктов.

 

Иран обладает огромными запасами нефти и природного газа. По нефти он занимает четвертое место в мире, а по запасам природного газа он занимает первое место в мире. Иран на данный момент начал прогресс в области нефти и газовой промышленности. На основании шестой программы развития уровень развития в нефтегазовой отрасли заложен в районе 9,3%, а в области нефтехимии в районе 18%. В рамках шестой программы развития объем производства нефти и газовых конденсатов должно достигнуть 5,3 млн. баррелей в день. От общего объема, предполагается 1 млн. баррелей газовых конденсатов и 2,3 млн. баррелей сырой нефти направить на переработку на отечественные комбинаты. Таким образом, в конце шестой программы развития 3,3 млн. баррелей производимой нефти будет перерабатываться в нутрии страны.

На данный момент стоимость производимых нефтехимических продуктов достигает 18 млрд. долларов. Эта цифра в ближайшие два года вырастит до 22 млрд. долларов, а к концу шестой программы развития эта цифра составит 41 млрд. долларов, что означает серьезный прогресс.

 

В декабре прошлого года министр нефти Ирана на встрече с представителями 152 иностранных компаний в Тегеране, в том числе с представителями Шелл (Британия-Голандия), Тоталь (Франция), Ени (Италия), Петронас (Малайзия), Лукойл (Россия) и CNPC (Китай) презентовал новый формат контрактов в нефтяной промышленности Ирана и разъяснил программы на будущее министерства Ирана.

Развитие разведывательных работ, повышение производственных мощностей нефти и газа, повышение коэффициента добычи из хранилищ, развитие национальных технологий и повышение уровня участия частного сектора Ирана в нефтяной промышленности страны. Это пять основных принципов объявленных в новых нефтяных договорах Ирана.

Развитие мощностей по производству нефти и газа нуждается в разведке в перспективных областях. В тоже время при каждом развитии необходимо использовать современные мировые технологии. Именно поэтому одним из направлений, которое намерено развивать министерство нефти Ирана является привлечение иностранных инвестиций. Как заявил министр нефти Ирана, на основании шестой программы развития нефтяная промышленность Ирана нуждается ежегодно в инвестициях в размере 40 млрд. долларов. В таком случае уровень добычи природного газа с совместного месторождения "Южный Парс" и сырой нефти с совместного месторождения "Западный Карун" сравнится с уровнем добычи соседних стран.

В новом проекте нефтяных контрактов Ирана основной упор делается на привлечение к сотрудничеству частного сектора Ирана.

 

Обзор прошлого нефтяной промышленности и проекты развития этой отрасли показывают, что обычно, когда речь заходит об экономическом развитии в нефти и газовой отрасли, то сразу же на ум приходит мысль о зависимость от крупных компаний. Эта привязанность всегда являлась слабостью для инфраструктуры в нефтегазовой отрасли. Сегодня одним из важных аспектов новых нефтяных соглашений Ирана является избежание такой слабости и необходимость использование нефтяных доходов для развития других отраслей экономики.

Сегодня нефтяная промышленность Ирана пройдя сложный исторический путь, встала на путь стабильного развития в рамках экономики сопротивления. В этой связи на развитие основных отраслей нефтегазовой промышленности предусмотрено инвестировать 134 млрд. долларов, а на развитие остальных связанных с этой промышленностью отраслей предусмотрено инвестировать 70 млрд. долларов. В тоже время развитие нефтяной промышленности Ирана будет основываться на поддержке развития отечественного потенциала и частного сектора Ирана.

Март 19, 2017 07:30 Europe/Moscow
Комментарии