"Я иду на самопожертвование ради любви, я безразлично отношусь к мирским благам ради любви, но постигаю другие аспекты. Я вижу мир красивым и обожаю красоту ради любви.

В силу любви ощущаю я Всевышнего, поклоняюсь Ему и приношу Ему в жертву всё то, что у меня есть. Любовь – это цель моего существования и стимул моей жизни. Ничего красивее, чем любовь, я не нашел и ничего выше любви я не хотел. Именно любовь волнует мою душу, придает импульс моему сердцу, проявляет мои потенциальные способности, избавляет меня от эгоизма. Благодаря любви я чувствую другой мир, растворяюсь во вселенной, ощущаю нежное чувство и обретаю эстетический взгляд на вещи. Дрожание одного листа, свет одной звезды, невидимый муравей, легкий утренний ветерок, волна моря, закат солнца вызывают у меня эмоции и душу и уносят в другой мир... все это – от любви.

Я готов к смерти. Это естественное явление, с которым я знаком уже давно. Но завещаю я впервые. Я рад тому, что мученически погибаю на этом пути. Очень рад тому, что я отказался от мира и всего того, что есть в нем. Я не ощущаю привязанности к ним. Я отказался от всех привлекательных вещей, избавился от ограничений и с открытыми объятиями ступаю навстречу смерти..."

Это были выдержки из завещания мученика Мустафы Чамрана. Не просто трудно, а невозможно словами описать разные аспекты такого образцового мученика, который вобрал в себя противоречивые свойства.21 июня 2010 года – день мученической гибели Мустафы Чамрана, который был полноценным примером джихада и мученической гибели, человеком дела, а не пустых слов.

 

Доктор Мустафа Чамран родился в Тегеране в 1932 году. Свою учебу он начал со школы Интесария, позже окончил средние школы Дар-аль-фунун и Алборз. Поступил в технический институт при Тегеранском университете и в 1957 году окончил электромеханический факультет. Через год начал преподавать в техническом институте. Все время он учился на "отлично". В 1958 году он был отправлен в США в группе отличников, получивших правительственный грант. Проводя научные исследования в кругу известнейших ученых мира в Калифорнийском университете Беркли, получил докторскую степень по электронике и физике плазмы.

В США при помощи некоторых своих друзей он заложил основы исламского студенческого общества в США. Он был одним из учредителей общества иранских студентов в Калифорнии, но ввиду его деятельности в этой сфере лишился стипендии со стороны шахского режима. После кровавого восстания 5 июня 1963 года и первоначального подавления борьбы мусульманского народа Ирана под руководством имама Хомейни (Да упокоит Аллах его душу), доктор Чамран предпринял судьбоносную акцию, разрушив за собой все мосты. Вместе с группой верующих друзей и единомышленников он отправился в Египет, где в течении двух лет в правительстве Гамаля Абдул-Насира прошел интенсивные курсы партизанской борьбы. Он был признан образцовым участником курсов и на него была возложена ответственность за обучение иранских партизан.

После кончины Абдул-Насира, ощущалась необходимость создания независимой партизанской базы для обучения иранских воинов. Доктор Чамран отправляется в Ливан, где он открывает такую базу.

При помощи лидера ливанских шиитов имама Мусы Садра он заложил основы организации "Амаль" на основе исламских принципов и убеждений, которая посреди враждебных заговоров с левой и правой сторон, в силу веры в Аллаха при помощи орудия мученической гибели реализует истинное учение революционного ислама. Подобно имаму Али, при выборе между смертью и жизнью он с открытыми объятиями идет навстречу опасности, водружая флаг шиизма перед лицом самых деспотических тиранов и оккупационного сионизма. Он оставляет вспоминания о своем героизме повсюду, начиная с пылающего и разрушенного Бейрута и кончая высокими горами Джабал Амел на границе оккупированной Палестины, вплоть до того, что и по сей день занимает важное место в сердцах обездоленных шиитов. История его славной борьбы чистой кровью мучеников Ливана навсегда запечатлена на жарких улицах и подножьях гор на границе с Палестиной.

С торжеством исламской революции в Иране спустя 23года доктор Чамран возвращается на родину. Имея за плечами революционный и научный опыт, он начинает служить иранской революции, тихо и спокойно, но решительно занимается созданием страны, посвящая все свои усилия воспитанию первых бригад Корпуса стражей исламской революции. Позже он рискует жизнью на посту заместителя премьер-министра по делам революции, чтобы решительно и безотлагательно положить конец курдистанской проблеме, доказав силу веры, железную волю, доблесть и самоотверженность в ходе незабываемой истории "Паве" во время ирано-иракской войны.

 

В ту кошмарную ночь в Паве не оставалось малейшей надежды. Несколько разбитых, раненных и утомленных стражей исламской революции оказались в окружении вооруженного противника. Большинство их были расстреляны в массовом порядке. Весь город находился под контролем противника. Большой отряд вражеских войск приближался с каждой минутой. Слышались выстрелы и до полного поражения оставались считанные минуты. Но доктор Чамран своей доблестью, смелостью и самоотверженностью превратил эту страшную ночь в победоносное утро. Ему удалось спасти оставшихся в живых стражей и пострадавший город от неизбежного падения. В это время был издан революционный указ имама Хомейни (Да упокоит Аллах его душу). В результате главнокомандующего вооруженных сил он отдал приказ войскам добраться до Паве в течение одних суток. Командование в зоне действий также было предоставлено доктору Чамрану.

Самоотверженные воины революции, как военнослужащие, так и стражи, приступили к действию. Весь революционный опыт, вера, самоотверженность, отвага, сила руководства и планирования доктора Чамрана послужили революционным силам, так что в течение 15 дней все стратегические позиции, города и дороги были завоеваны войсками исламской революции. Курдистан избавился от неизбежной угрозы и мусульманский курдский народ с радостью и в восторге отмечал эту победу.

После этой блестящей победы доктор Чамран был вызван в Тегеран, где со стороны великого лидера революции имама Хомейни (Да...) был назначен министром обороны. В новой должности он приступил к кардинальным изменениям для преобразования армии, унаследованной от режима Пехлеви. Он провел политику чистки армии и реализации реформистских программ и с божьей помощью создал армию, защищающую революцию, безопасность и независимость страны.

На первых выборах в исламский меджлис доктор Чамран был избран депутатом от Тегерана. Он намеревался предпринять максимум усилий по разработке новых законов и новой революционной системы, чтобы прежняя структура армии превратилась в революционную систему, достойную исламской армии. Пройдя в парламент как представитель народа, он следующим образом благодарил Аллаха: "О Боже! Народ так любезен по отношению ко мне, что я стесняюсь и я вижу себя настолько незначительным, что не могут справиться с этой любезностью. О Боже! Дай мне возможность доказать свое достоинство ввиду этой искренней любви".

Позже он был назначен представителем лидера исламской революции в высшем совете обороны и уполномочен регулярно предъявлять отчеты о деятельности армии.

 

В Хузистане также вокруг него собралась большая группа добровольцев. После воспитания и организации этих сил он создал в Ахвазе штаб иррегулярных войск. Постепенно эта группа усилилась, сплотилась и сделала многое для победы. Только те, кто вблизи пережил сладкие и горькие события, победы и поражения, отвагу и самоотверженность этой группы, знают об этих заслугах, о которых не рассказывал сам доктор Чамран.

С первых же дней Чамран начал кардинальную работу, а именно создание согласованности между армией, корпусом стражей и добровольными силами, присутствующими в военных районах. Результатом этой политики, интеграции народной войны и полной согласованности между действующими силами стала в корне новая военная тактика, которая даже не приходила в голову сверхдержав. К сожалению, такой согласованности не достигли в Хоррамшахре, где народные силы остались один на один с врагами. Чамран был намерен отправиться и в Хоррамшах, но ему не удалось ввиду отсутствия там конкретного командования и серьезной опасности падения Ахваза. Тем не менее, несколько раз он организовывал от 200 до 1000 бойцов и оправлял их в Хоррамшах, которым удалось на некоторое время рядом со своими братьями противостоять последовательным наступлениям противника.

Животворная мученическая гибель славного исламского полководца вызвала скорбь и печаль не только у населения Хузистана, но и у мусульманского народа Ирана и обездоленных ливанских шиитов и даже у обездоленных людей во всем мире. Бурные волны иранского народа, разгневанного преступлением Саддама, в глубокой печали и в слезах проводили его в последний путь в Ахвазе и затем в Тегеране.

Тэги

Июнь 20, 2016 14:27 Europe/Moscow
Комментарии