(Шах Ирана из династии Афшаров, правивший в 1736—1747 гг. Род. 22 ноября 1688 г. умер 20 июня 1747 г.)

Великий иранский завоеватель Надир-шах, или Надир-кули, как называли его в юности, происходил из рода Кырклу тюркского племени афшар, часть которого была переселена Сефевидами из Азербайджана в Хорасан для борьбы с узбеками. Он родился в ноябре 1688 г. в незнатной и бедной семье, занимавшейся выделкой овчин. Профессия его отца в точности не известна. Разные источники называют его то пастухом, то погонщиком верблюдов, то кожевником, то крестьянином.

Восемнадцати лет от роду Надир-кули со своей матерью был угнан в рабство узбеками Хорезма. Вскоре он бежал из неволи и вернулся в Хорасан, где в течение нескольких лет служил в ополчениях разных ханов и со временем заслужил славу способного военачальника. Во время смут, охвативших Иран с 1722 г. (когда страна была завоевана афганцами и турками), Надир-кули сделался атаманом шайки разбойников, и вскоре его имя стало известно всему Хорасану. Влиятельные ханы искали его покровительства, откупая от грабежей свои владения за большие деньги. Многие нанимали его отряд для участия в междоусобных войнах. Так, Надир состоял на службе у известного хана Бабул-бека, у которого похитил дочь и женился на ней. От этого брака родился его сын Риза-Кули.В то время в Келате проживал его дядя. Узнав о подвигах племянника, он пригласил его изгнать из Келата афганцев, донимавших население разбойными нападениями. Надир-кули принял предложение и в короткий срок навел на грабителей такой страх, что они надолго оставили страну в покое.

Обрадованный успехами Надир-кули, дядя стал уговаривать его оставить постыдное ремесло разбойника и приняться за освобождение терзаемого со всех сторон отечества. "Только этим путем, — говорил он, — можно надеяться получить прощение от шаха за все совершенные злодеяния; в противном случае его ожидает рано или поздно позорная смерть". Слова эти произвели на пылкого Надир-кули сильное действие. Он поклялся с этого времени все свои силы посвятить изгнанию захватчиков за пределы Ирана.Первым делом Надир-кули совершил дерзкий набег на Мешхед и отбил этот священный шиитский город у захвативших его систанцев. После этого имя Надира приобрело широкую известность во всей стране. В 1726 г. он явился со своей многочисленной дружиной в Мазандаран, где собирал армию для борьбы с афганцами молодой шах Тахмасп II. Шах принял его очень благосклонно и пригласил поступить к себе на службу. Вскоре он поручил Надир-кули освобождение захваченного туркменами Мазандарана. Надир-кули со всей поспешностью двинулся к Астрабаду. В Фарнабаде он внезапно напал на туркмен и наголову разгромил их. Затем овладел Астрабадом и отбил всю захваченную врагом добычу. В благодарность шах пожаловал ему титул султана и звание губернатора Мазандарана и Хорасана.В начале 1729 г. Надир-султан добился от шаха позволения совершить поход на Герат. В апреле армия покинула Мешхед.

Одержав в пути несколько побед над афганскими войсками, персы подступили к Герату и осадили его. Вскоре афганцы запросили мира и в июне подписали с Надир-султаном договор, согласно которому Герат признал вассальную зависимость от Ирана и должен был принять эмира из рук шаха. Все персидские рабы получили свободу. Эмиром был объявлен Аллоярд.Возвратившись в Мешхед, Надир-султан в августе 1729 г. начал поход на Исфахан. По пути он дважды разбил афганцев — сначала у реки Махмандуст, а потом в ущелье Деррэ-и Хар. 29 ноября враги были окончательно разгромлены при Мурчехурте и бежали из столицы. 21 декабря Надир вступил в Исфахан. В награду за эту победу он получил от шаха титул Тохмасп-кули-хана (то есть "раба шаха Тахмаспа").По окончании войны с афганцами, Надир-хан в первой половине 1730 г. двинулся против турок, которые к этому времени захватили Грузию, Армению, Азербайджан, весь Иранский Курдистан, Хамадан, Караманшах и значительную часть Персидского Ирака. Разгромив врага в нескольких сражениях, Надир-хан сначала занял Хамадан и Караманшах, а вслед за тем вступил в Азербайджан. В августе 1730 г. персы заняли Тебриз.В это время в Герате произошел новый переворот. Ставленник шаха Алоярд был изгнан Зульфикар-ханом, который объявил о независимости и совершил набег на Хорасан. Весной 1731 г. Надир во второй раз выступил против Герата. В мае началась осада.

Из-за недостатка продовольствия защитники в марте 1732 г. сдались на милость победителя. Надир-хан обошелся с побежденными милостиво — запретил своим воинам убивать и грабить побежденных. Пощадил даже руководившего обороной и изменившего ему Алоярда.Пока его полководец был занят подчинением афганцев, шах Тахмасп в 1731 г. начал военные действия против турок с намерением отвоевать у них Ереван и Нахичевань, однако потерпел жестокое поражение и едва не попал в плен. Турки вновь заняли Хамадан, Карманшах, Тебриз и другие города. На юге они вторглись в Хузистан. 10 января 1732 г. между Тахмаспом и турками был заключен мир, согласно которому шах уступил Турции все территории к северу от реки Аракс. Когда весть об этом позорном договоре дошла до Надир-хана, он выпустил воззвание против Тахмаспа и послал турецкому султану письмо с требованием возвратить все занятые территории. В противном случае он грозил туркам войной. В то же время он вел переговоры с Россией, которая в годы иранских смут присоединила к своим владениям все прикаспийские провинции. В феврале 1732 г. в Реште был подписан договор о возвращении Ирану Гиляна, Мазандарана и Астрабада, уступленных прежде Тахмаспом II. (Позже, в марте 1735 г., по Гянджинскому договору Россия согласилась передать Ирану также Баку и Дербент.)В августе 1732 г. армия Надир-хана возвратилась в Исфахан, но не была допущена в город, так как шах начал опасаться своего полководца, завоевавшего огромную популярность. Тахмасп согласился принять одного Надир-хана, но обошелся с ним весьма холодно. Вернувшись в лагерь, уязвленный Надир-хан объявил о своем намерении свергнуть шаха. "Бедствие, постигшие Персию, — сказал он, — следует приписать неумению Тахмаспа управлять государством. Его робости и малодушию мы обязаны тем, что лишились богатых областей... Мы можем спасти отечество только удалением шаха от дел". Все военачальники изъявили согласие на переворот. Между тем шах не догадывался о составленном против него заговоре. 26 августа он в окружении министров отправился делать смотр войску Надир-хана. В лагере его окружили и объявили о низложении. Спустя несколько дней Тахмаспа выслали в одну из хорасанских крепостей.

Шахом был объявлен его восьмимесячный сын Аббас III. Фактически с этого времени вся власть сосредоточилась в руках Надир-хана.В конце 1732 г. персидская армия выступила против турок. Заняв Хамадан и Карманшах, Надир-хан осадил Багдад. Вскоре в Иран вступила турецкая армия под командованием Топал-Османа. Сражение с ним произошло 19 июня 1733 г. на берегу Тигра у деревни Самара. В разгар боя во фланг персам ударила другая турецкая армия, подоспевшая из Мосула. Несмотря на ожесточенное сопротивление, персы были разбиты и бежали. Множество солдат утонуло во время отступления в Тигре. Надир-хан отошел к Гамадану и здесь собрал остатки рассеянной армии. В следующие три месяца, проведя новые наборы, он увеличил численность своих войск до прежних размеров.В ноябре 1733 г. Надир-хан со свежими силами вновь подступил к Багдаду. На этот раз турецкая армия была наголову разбита, а сам Топал погиб. В декабре между Надир-ханом и командующим турецкими войсками в Багдаде Ахмад-пашой был подписан мир о прекращении боевых действий. Он предусматривал возвращение Турцией всех иранских территорий, захваченных в течение последних десяти лет. Однако Порта отказалась утвердить этот договор, и в середине 1734 г. военные действия возобновились. Надир-хан занял Гянджу, Тбилиси и другие города к северу от Аракса, вторгся на турецкую территорию и осадил Карс. В начале 1735 г. неподалеку от этого города произошла решительная битва с турецкой армией, прибывшей на подмогу осажденным. Надир-хан укрепился на вершине горы Ах-тепе. Турецкий военачальник Абдул-паша, не подозревая о близости персидских войск, вышел к этой позиции и неожиданно попал под сокрушительный огонь иранской артиллерии. Турки значительно превосходили армию Надира по численности, но они находились в теснине, не имели возможности развернуться и не могли даже должным образом отвечать на огонь персидских пушек. Тем не менее в течение двух часов они выдерживали обстрел персов. Ближе к вечеру солдаты Надир-хана спустились с гор и напали на янычар. Те не устояли и обратились в бегство, увлекая за собой остальных. В свалке Абдул-паша упал с лошади и был зарублен. Разгром его армии был полный. Вся артиллерия, обоз и пожитки достались победителям. В августе персидская армия подошла к Карсу и начала его осаду. В сентябре город сдался. В октябре персы вторглись в Грузию и подступили к Тбилиси. Грузинский царь Теймураз II сдал им город без боя. Надир-хан пощадил население грузинской столицы, но вся остальная страна подверглась жестокому опустошению, множество людей было убито. Еще хуже была участь Ширвана и Шемахи, куда Надир двинулся из Грузии. Шемаху персы разрушили до основания, а всех ее жителей перебили или продали в рабство.В декабре 1735 г. Надир-хан увел свою армию в Муганскую степь. Все окрестные князья съехались в его ставку.

В голой степи из подручных средств (камыша, глины, войлока и частично дерева) был построен целый город — более 12 тысяч временных построек, в их числе мечети, бани и базары. Для самого Надир-хана из тех же материалов соорудили большой дворец, отличавшийся красотой и изяществом. Стены его были обиты дорогими индийскими шалями и шелком. Кроме того, поблизости размещался огромный шатер, специально привезенный из Казвина. В январе 1736 г. Надир-хан собрал совет иранской знати (курултай) и предложил прибывшим избрать из своей среды нового шаха, поскольку Аббас III был ребенком и являлся шахом только по имени, а сам полководец утомился от дел и хотел удалиться на покой. Как и следовало ожидать, подавляющее большинство собравшихся высказались за то, чтобы шахом сделался сам Надир-хан. Сначала он отказывался от этой чести, но потом все-таки принял власть, с условием, что ему не станут противодействовать в соединении враждовавших суннитов и шиитов. 8 марта состоялась церемония коронации Надира шахом Ирана. Четырехлетнего Аббаса отослали к отцу в Хорасан, где они оба позднее были умерщвлены. Новой столицей Ирана был объявлен Мешхед.В том же году Надир-шах приступил к окончательному покорению Афганистана. В начале августа армия выступила из Исфахана.

В ноябре был занят Систан. Здесь выяснилось, что из-за сильных дождей систанские болота сделались непроходимыми. Пришлось оставить тяжелый обоз. В январе 1737 г. армия Надир-шаха вышла к Кандагару, и пока главные силы вели его осаду, отдельные персидские отряды покорили весь Афганистани и Белуджистан. В марте 1738 г. осаждавшие овладели цитаделью, господствовавшей над городом, разместили здесь батареи тяжелых орудий и подвергли Кандагар жестокой бомбардировке. Жители в страхе метались по городу, но нигде не могли укрыться от убийственного огня. Правитель города эмир Хусайн и его солдаты бежали. После этого персы ворвались в Кандагар и в отмщение за разгром, который претерпела 17 лет назад их столица, устроили здесь страшную резню.Покончив с Кандагаром, Надир-шах объявил о своем намерении вторгнуться во владения Великого Могола.

Покончив с Кандагаром, Надир-шах объявил о своем намерении вторгнуться во владения Великого Могола.

Поход начался в сентябре 1738 г. Жители Газни сдались без боя, но Кабул закрыл перед персами ворота. Надир-шах велел захватить господствовавший над городом замок Окобиан, разместить здесь артиллерию и начать обстрел. В течение дня на Кабул обрушились тысячи ядер, превратившие его в руины. Вечером 8 октября горожане открыли ворота и сдались на милость победителя. Надир даровал им жизнь, но обложил тяжелой контрибуцией. В числе многочисленных трофеев было захвачено 100 слонов. После этого армия Надир-шаха уже не встречала серьезного сопротивления. Многие индийские вассалы Великого Могола завязали с Надир-шахом переговоры и перешли на его сторону. В конце ноября шаху без боя сдался Пешавар, а вслед за тем капитулировал имевший важное стратегическое значение Аток — крепость, прикрывавшая переправу через Инд. Надир-шах велел строить мост. 28 ноября армия переправилась по нему на левый берег реки. Вслед за тем также стремительно были форсированы Джелам, Ченаб и Рави. В середине декабря персидская армия подступила к Лагору, который пал 20 декабря. Здесь Надир дал своей армии небольшой отдых и в середине января 1739 г. выступил походом на Дели. В Сирхинде он получил известие, что правитель Индии Мухаммад-шах в сопровождении всего двора и министров, с громадным войском, при котором находилось 300 орудий и 2 тысячи боевых слонов, выступил из Дели и расположился у Гезмала на берегу Джумны. Нимало не смущенный этим известием, Надир-шах продолжал движение и в начале февраля овладел Азим-Абадом. В конце февраля при Карнале (недалеко от Дели) произошло решительное сражение.

Численность персидского войска к этому времени составляла около 90 тысяч человек, в то время как индийская армия имела в своем составе до 340 тысяч человек. Впрочем, солдат Надир-шаха пугало не столько численное превосходство противника, сколько его боевые слоны. С этими животными персам прежде не приходилось сражаться, и они испытывали сильное смущение. Однако Надир-шах поспешил успокоить своих воинов, заверив их, что он знает средство, как вывести слонов из боя. Готовясь к битве, он построил свои войска в три линии. Впереди размещались тяжелая кавалерия и пушки, во второй линии — тяжелая пехота, в третьей — ополчение разных горских народов. На флангах находились отряды бахтиярской и грузинской конницы, уже не раз доказавшие свою отвагу. За первой линией Надир-шах велел расположить множество верблюдов, имевших на своих спинах специально приготовленные жаровни с мелко наколотыми дровами. Сам шах, одетый в кольчугу, стоял впереди первой линии.

Около полудня 24 февраля индийцы начали наступление. Впереди шли боевые слоны, затем два корпуса отборных войск общей численностью 70 тысяч человек. Остальные силы вместе со всей артиллерией оставались в резерве. Как только слоны достаточно приблизились, Надир-шах велел зажечь в жаровнях огонь и гнать верблюдов навстречу неприятелю. От сильной боли те подняли страшный рев и бросились вперед. Слоны были поражены невиданным зрелищем, и все старания вожаков, понуждавших их идти вперед, оказались напрасны. Слоны сбились в кучу и открыли наступавшие за ними войска. Надир-шах немедленно воспользовался замешательством противника и бросил против него свою кавалерию. В то же время с флангов открыла огонь персидская артиллерия. В таких неудобных обстоятельствах индийцам пришлось принять рукопашный бой. Очевидец событий Мирза-Мехти так описывает эту отважную кавалерийскую атаку: "Земля дрожала от топота коней, пыль столбом поднималась до небес; свист пуль, треск стрел, гром орудий — все это смешалось вместе; от гула выстрелов солнце готово было упасть на землю; кругом лежали бездыханные трупы, все главные начальники неприятельские были убиты — и наконец дрогнули войска. Счастье Надир-шаха восторжествовало..." Стараясь поддержать своих, Мухаммад-шах постепенно вводил в бой резервы. Надир-шах также двинул на противника сначала вторую линию персидских войск, а потом третью. Ближе к вечеру индийцы стали отступать и укрылись в лагере. Ночная темнота не позволила их преследовать и положила конец сражению. Победители захватили множество слонов и всю вражескую артиллерию.

На следующий день персы перерезали дорогу между лагерем Великого Могола и Дели. Подвоз продовольствия прекратился. Узнав об этом, индийцы пали духом, а потом стали громко роптать на своего государя. Было совершенно очевидно, что нового сражения они не выдержат, а в случае голода поднимут восстание. Мухаммад-шаху ничего не оставалось, как начать переговоры. 3 марта он сам явился в лагерь к Надир-шаху и передал ему свою корону. Надир-шах, подержав корону, заметил: "Да, она моя; но возвращаю ее обратно". После этого он пригласил Мухаммад-шаха на пир и оказал ему самые высокие почести. На другой день были продиктованы условия мира, на основании которых Мухаммад-шах передал в шахскую казну все сокровища, находившиеся в лагере и в Дели. Войсковое имущество, оружие, артиллерия, обоз также подлежали выдаче. Солдаты должны были сдать оружие и разойтись по домам.

Сдача началась 5 марта и продолжалась три дня. 8 марта Надир-шах двинулся в направлении индийской столицы и 20 марта под гром орудий и восторженные крики населения вступил в Дели. В знак благодарности за радушие он под страхом смертной казни запретил своим солдатам грабить индийцев. Несколько дней сохранялось спокойствие, но затем 25 марта неожиданно вспыхнул мятеж, поднятый знатными ханами и афганцами. После усмирения мятежа Надир-шах в гневе отдал город на разграбление. В течение суток персы перебили до 8 тысяч жителей, разграбили и разрушили многие здания. Затем была образована комиссия, которой поручили собрать сведения о всех драгоценностях Великого Могола, о сокровищах, имевшихся у придворных, и об имуществе городских обывателей. Комиссия работала три недели, но так и не смогла в точности оценить захваченное имущество. Сокровищницы дворца оказались переполнены бриллиантами, алмазами, яхонтами, рубинами, золотыми и серебряными вещами, а также другими драгоценностями, накопленными в течение многих лет. Дорогим тканям, коврам, шалям не было счета. Особый восторг завоевателей вызвал трон Великого Могола, отлитый из чистого золота с великолепным балдахином, украшенный множеством драгоценных камней. Кроме того, в казначействе было обнаружено 210 млн золотых рупий. Придворные министры и вельможи собрали еще 90 млн. Были захвачены огромные табуны породистых лошадей и 500 слонов. Овладев всеми этими сокровищами, Надир-шах решил женить своего сына Насрул-мирзу на дочери Мухаммад-шаха. Предложение это не вызвало восторга у индийских вельмож, считавших Надир-шаха безродным выскочкой. На робкие возражения Мухаммад-шаха Надир-шах грозно ответил: "Насрула-мирза не нуждается ни в каком происхождении; он сын моего собственного меча". Мухаммад-шах должен был согласиться, после чего с пышным великолепием отпраздновали свадьбу. Всем воинам были выданы богатые подарки. Сверх того каждый офицер получил годовое жалование, а каждый солдат — по 100 рупий. Население Ирана было на три года освобождено от уплаты податей.

По окончании праздника последовало заключение мира. Мухаммад-шах должен был уступить победителю все свои владения к северо-западу от Инда, включая Кабул и Газни. 16 мая 1739 г., после двухмесячного пребывания в Дели, Надир-шах двинулся в обратный путь. Огромные богатства, которые он вез с собою, требовали значительных перевозочных средств. Одних сундуков потребовалось до 13 тысяч. Все серебряные и золотые вещи для удобства перевозки перелили в слитки. Кроме того, Надир-шах вывез из Дели большое количество искусных ремесленников. Обратный путь из-за сильной засухи оказался очень трудным. Не было воды и фуража для лошадей. Когда войско добралось до Ченаба, наступила пора дождей, реки вздулись и вышли из берегов. Все эти препятствия задержали персов, которые добрались до Герата только в июне 1740 г.

Отдохнув два месяца, Надир-шах выступил против бухарского хана Абу-л-Фаида, совершившего в его отсутствие несколько набегов на иранские владения. Когда персы подступили к Бухаре, хан и его придворные поспешили явиться в лагерь Надир-шаха и изъявили ему полную покорность. Был заключен договор, согласно которому обе стороны признали границей между государствами Амударью.

Возвратившись в Мешхед, Надир-шах стал готовиться к новому походу — против лезгин, в войне с которыми в 1736 г. погиб его любимый брат Ибрахим-хан. Весной 1741 г. войско выступило из Мешхеда и двинулось в Мазандаран. На пути случилось происшествие, ставшее роковым для династии Афшаров: авангард, состоявший из афганских ополченцев, следовал под личным начальством Надир-шаха, рядом с которым ехал его сын Риза-Кули. Вдруг из леса раздался выстрел — и пуля ранила навылет руку шаха. Наследный принц со свитой и конвоем бросился по направлению выстрела, но поймать покушавшегося не удалось. Вскоре распространился слух, что убийца был подослан самим Риза-Кули-мирзою, который еще в Исфахане несколько раз объявлял народу о смерти шаха, чтобы воцариться самому. Надир-шах был поражен этим известием и с тех пор стал очень холоден к сыну.

Тем временем огромная персидская армия достигла Дагестана и углубилась в горы. Однако поход этот, против ожидания, окончился полной неудачей. В самом начале лезгинам удалось захватить обоз шаха со всеми припасами. Вследствие этого персы, окруженные со всех сторон враждебным населением, стали терпеть страшную нужду. В жестоких стычках с горцами и от голода Надир-шах потерял две трети своих солдат и почти всех лошадей. Так ничего и не добившись, он должен был отступить в Дербент. В скверном расположении духа шах вернулся в Исфахан и здесь велел схватить и ослепить сына. Спустя короткое время открылось, что все обвинения против Риза-Кули являются клеветой. Шах провел новое следствие и казнил пятьдесят сановников, обвиненных в кознях и наветах на принца.

Основные силы шахской армии проводили зиму 1741/42гг. в обширном лагере близ Масед-Кала. Горцы постоянно совершали на него нападения, так что множество персов погибло во время стычек и от холода. Весной 1742 г. Надир-шах предпринял новый поход в горы, но из-за открывшейся моровой язвы и конского падежа это вторжение оказалось также неудачным. В боях шах потерял второго своего брата Курбана. Чтобы отомстить за его гибель, персы полностью вырезали население 14 аулов и соорудили из голов убитых высокую башню. Решительное сражение с горцами произошло в декабре 1742 г. близ аула Чох. Оно было чрезвычайно ожесточенным и кровопролитным. Подробности его неизвестны, однако в конце концов персы были опрокинуты и обращены в бегство.

Война поглощала огромные средства, а конца ей не было видно. В виду этого Надир-шах отменил свой прежний указ, освобождавший подданных от уплаты налогов, и потребовал взыскать все несобранные прежде подати. Сбор налогов сопровождался страшными жестокостями и грабежами — около 200 тысяч жителей за недоимки было подвергнуто истязаниям и брошено в тюрьму.

В 1743 г. возобновилась война с Турцией. Захватив Киркук, иранцы осадили Мосул, но так и не смогли его взять. В 1744 г. Надир-шах предпринял поход на Багдад, также закончившийся ничем. В это время в разных районах империи вспыхивали восстания, которые Надир-шах подавлял с чрезвычайной жестокостью. Карательные отряды вырезали целые деревни и города. В Ширазе и Астрабаде на месте кровавых расправ из отрубленных голов казненных были сложены пирамиды для устрашения оставшихся в живых. В августе 1746 г. Надир-шаху удалось разбить турецкую армию под Ереваном и Карсом. В сентябре был подписан мирный договор, подтвердивший старые ирано-турецкие границы 1639 г.

В 1747 г. персидская армия выступила против восставших систанцев. Вскоре обнаружилось, что в ставке самого шаха в лагере под Хабушаном (Хорасан) множество недовольных, причем в заговор вовлечены некоторые его полководцы. Надир-шах велел провести аресты подозреваемых, но заговорщики опередили его. 20 июня трое из них: Мамад-Кули-хан, Афшар-бек и Сафах прокрались ночью в опочивальню шаха. Надир проснулся, вступил с ними в борьбу, но был заколот кинжалом.

Так трагически заканчивается жизнь "Наполеона Востока", как его называют многие историки.

Тэги

Август 20, 2016 11:59 Europe/Moscow
Комментарии