Друзья, мы продолжаем разговор о попытках Запада очернить ислам, в целом, и исламский Иран, в частности, в рамках стратегического проекта исламо-, ирано- и шиитофобии.

В предыдущих частях этого радиоочерка мы поговорили о целях Запада в нагнетании иранофобии.

Сегодня мы продолжаем обсуждение основной мотивации Запада в этом зловещем проекте.

Впервые после победы исламской революции в Иране в 1979 г. Запад и ряд других региональных государств серьезно почувствовали заметный рост политического и религиозного влияния Ирана в регионе. Как следствие, почти сразу же началась первая фаза кампании по нагнетанию ирано- и шиитофобии, т.е. искусственного страха перед ИРИ, в частности, и шиизмом, в целом. После поражения первоначальных политических замыслов Запада против исламской революции США сосредоточили свои усилия на обуздании или, вернее, ограничении иранского влияния. Эта стратегия предусматривает недопущение возникновения в регионе крупных и мощных держав, которые могли бы бросить вызов американскому господству на Ближнем Востоке.

Заметим, что после Второй Мировой войны США поняли, что район Ближнего Востока обладает стратегическим значением, и та держава, которая контролирует нефтяные ресурсы данного региона, может фактически диктовать свою волю и установить господство во всем мире. Руководствуясь таким анализом, американцы попытались ограничить естественную роль ИРИ на Ближнем Востоке, прежде всего ее культурно-религиозное влияние на другие страны. Однако в XXI веке США и их союзники, в том числе региональные противники ИРИ, ощутили беспрецедентный рост регионального могущества и влияния Ирана.

 

Исчезновение некоторых упорных противников исламского Ирана в регионе, прежде всего баасистского режима в Ираке и власти «Талибан» в Афганистане, позволило заметно усилить мощь т.н. «фронта сопротивления», когда к нему примкнул новый Ирак, также этому способствовала победа ливанской «Хизбуллы» над сионистским режимом в 33-дневной войне. Запад же, видя эти и другие преобразования в пользу Ирана и его союзников, всеми силами пытается ограничить региональное влияние Тегеранп, руководствуясь той идеей, что, если одна из стран Ближнего Востоке обретет чрезмерную мощь или же иностранная держава (за исключением самих США) вмешается во внутренние дела региона, она может получить господство над громадными запасами углевородного сырья на Ближнем Востоке и получит возможность диктовать свою волю на энергетическом рынке, заметно ограничив экономический рост промышленно развитых, прежде всего западных, государств. Что, конечно же, никак не отвечает интересам и амбициям Вашингтона. Фактически усиление региональной мощи и влияния Ирана на двух отрезках времени после победы исламской революции в 1979 г. послужило для Запада и его реакционных союзников в регионе самым серьезным стимулом к нагнетанию ирано- и шиитофобии.

Первый такой этап ознаменовался свершением исламской революции в Иране, которая бросила вызов региональным интересам имперских держав и власти некоторых диктаторских режимов Ближнего Востока. Второй этап начался в 2010 г., когда в результате волны исламского пробуждения, известной также как «Арабская война», один за другим пали несколько реакционных арабских режимов – ярых противников ИРИ.

 

Другой мотивацией нагнетания ирано- и шиитофобии со стороны Запада можно назвать формирование структур региональной безопасности на Ближнем Востоке без участия исламского Ирана и фактически с целью обуздания иранского влияния. В начале 1980 г. для борьбы с распространением исламской революции был образован Совет сотрудничества в Персидском заливе (ССПЗ). Главной целью арабских стран южного побережья Персидского залива в формировании такой структуры было противоборство влиянию революционного шиитского Ирана. Одним из главных шагов, предпринятый реакционными арабскими режимами с одобрения США в плане борьбы с шиитским влиянием в регионе, было соглашение о безопасности, заключенное в иорданском городе Акаба. Соглашение было подписано по инициативе короля Иордании Абдуллы II четырьмя региональными государствами: Египтом, Саудовской Аравией, Турцией, Иорданией плюс сионистским режимом в ходе 33-дневной войны Израиля и ливанской «Хизбуллы». Подписание соглашения о безопасности в Акабе мотивировалось двумя опасениями: во-первых, программой обогащения урана и слухами о разработке ядерного оружия в ИРИ, и, во-вторых, озабоченностью четырех участников этого договора – суннитских государства – в связи с ростом и распространением влияния шиитского Ирана в регионе.

 

Новейшим антииранским выпадом Саудовской Аравии стала инициатива по формированную новой структуры безопасности, направленно исключительно против ИРИ. В начале 2016 г. Эр-Рияд объявил о формировании военной коалиции по борьбе с терроризмом при участии 24 стран. Наследный принц Мухаммад ибн Сальман, возглавляющий также министерство обороны Саудовской Аравии, отметил, что объектом противодействия новой коалиции является не только террористическая группировка ДАИШ (ИГИЛ), но весь феномен терроризма во всех точках исламского мира. Вполне очевидно, что одной из главных необъявленных целей такого рода коалиций и структур безопасности в регионе является предотвращение дальнейшего роста могущества и влияния исламского Ирана на Ближнем Востоке, ибо члены этих блоков уже сейчас под предлогом борьбы с терроризмом оказывают поддержку террористам и наносят удары по фронту сопротивления. Тем более, что арабские страны региона, и прежде всего Саудовская Аравия, за минувшие пять лет так и не сумели уничтожить один из главных составных элементов фронта сопротивления, т.е. режим Башара Асада в Сирии.

 

Конечно, Запад имеет длительную историю в создании антииранских региональных структур. К примеру, все взаимодействия типа США-Турция-сионистский режим, США-Азербайджанская республика, США-ССПЗ, США-Пакистан и США-Саудовская Аравия призваны ограничить по мере возможности влияние ИРИ в разных регионах. Американцы также стараются за счет формирования коалиций и блоков с участием арабских государств и Израиля противодействовать Ирану, Сирии и ливанской «Хизбулле». По мнению экспертов по ближневосточным проблемам, Саудовская Аравия также руководствуется долгосрочной стратегией, основу которой составляет формирование блоков суннитских государств и их вооруженных сил в регионе для противоборства т.н. «шиитскому полумесяцу», т.е. Ирану, Ираку, Сирии и южному Ливану.

Следующей целью нагнетания ирано- и шиитофобии можно назвать увеличение поставок оружия и военной техники арабским странам региона. В этом плане Конгресс США утвердил закон о расширении поставок вооружений арабским странам зоны Персидского залива и сионистскому режиму в целях борьбы с т.н. «иранской ракетной угрозой». В этом направлении американцы фактически провоцируют арабские государства к вступлению в гонку вооружений с Ираном, с тем, чтобы, в конечном счете, набить карманы американских и прочих западных производителей оружия. По словам заместителя госсекретаря США Николаса Бёрнса, «одна из главных целей поставок оружия этим странам – укрепление их оборонной мощи и потенциала сдерживания перед лицом экспансионистских устремлений Ирана».

Октябрь 01, 2016 13:09 Europe/Moscow
Комментарии