Январь 24, 2018 11:59 Europe/Moscow

На Всемирной женской конференции в Пекине в 1995 году в качестве глобального лозунга был выбран лозунг «Половина мира, половина власти», а затем подписание в 2000 году "Целей развития тысячелетия, гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин" стало в качестве предпосылки для достижения изменений и преодоления экономических и политических проблем.

Согласно этому документу было решено выделить женщинам более 30% мест национальных парламентов. Однако статистические данные свидетельствуют о том, что присутствие женщин на политических позициях в большинстве стран по-прежнему на удивление низкое, а женщины по-прежнему имеют менее 5 процентов высоких политических позиций по сравнению с мужчинами. Это относится к западным странам, которые последовательно утверждают, что они соблюдают гендерное равенство. Эти статистические данные показывают, что еще далеко от достижения реального гендерного равенства в формальных структурах западных стран. Сегодня мы рассмотрим детальнее этот вопрос.

Изучая статистические данные о степени участия женщин в политике в разных странах, в то время, как 99% женщин во всем мире имеют юридическое право участвовать в политических процессах, число женщин на государственных должностях и политических позициях в большинстве стран  удивительно низкое. С учетом лозунгов гендерного равенства и поощрения участия женщин в движениях за права женщин, существует множество причин отсутствия политического присутствия женщин даже в западных странах.

Из-за формирования патриархальной культуры в политических структурах, особенно в политических партиях с традиционной властью, эти партии традиционно не хотели видеть участие в политике женщин и пытались ограничить число женщин-делегатов.

С другой стороны, женщины оказываются под давлением из-за своей ответственности как матери, что ограничивает их в выполнении своих политических обязательств на полный рабочий день, снижая показатели посещаемости женщин на рабочих местах и средства массовой информации также препятствуют полноправному участию женщин.

 

Краткий обзор истории можно начать с политического движения и участия западных женщин в обществе в восемнадцатом веке, но с конца двадцатого века и с появлением глобализации, особенно феминистских движений, западные женщины приложили больше усилий для участия в процессе принятия решений. С 1945 года женщины в большинстве западноевропейских стран получили право голоса и участвовать в избирательных кампаниях на тех же условиях, что и мужчины.

Женщинам пришлось долго бороться за политические свободы, но борьба за получение реальной доли политической власти для женщин только началась. Через два года после того, как женщины смогли проголосовать в Великобритании и набрали более чем тридцать голосов, лидер «Женской партии» указала на гендерное неравенство в политическом участии. «Всегда говорят, что права женщин всегда на равне с мужчинами в политических движениях, и действительно большинство дверей открыты, но все места заняты, и ни одна десятая часть закона в пользу мужчин, поэтому на практике возможности не равны», - сказала она.

Начиная с 1970-х годов феминистские активисты уделяли больше внимания природе политических структур и политических определений. По их словам, «только законы не могут изменить предположения и убеждения, которые продолжают доминировать над людьми». Из-за доминирования патриархальной культуры в политических структурах, особенно в партиях с традиционной властью, не было никакого желания дать дорогу для участия в политической жизни женщинам, и предпринимались попытки ограничить число женщин-представителей. Например, присутствие женщин во французском парламенте, которое в 1945 году составляло 9,6% из-за господства левых партий, в 1970 году сократилось до 1,6% из-за власти правых партий в этих странах.

С конца 1980-х годов процесс участия женщин в процессе принятия политических решений коренным образом изменился, но по-прежнему существует разрыв между поставленными целями. Например, в Британии, в то время как большинство политических лидеров важных партий и премьер-министрами являются женщины, соотношение женщин и мужчин на руководящих должностях все еще низкое. Число женщин в британском кабинете ниже, чем мужчин, и доля женщин, в соотношении с мужчинами в парламенте составляет 1 к 2. В Соединенных Штатах только шесть штатов избрали представителей женщин в законодательные органы, а 22 штата никогда не представляли женщину в Сенате. Миссисипи - единственный штат, который никогда не представлял женщину в Сенате, Конгрессе и Канцелярии губернатора.

Колорадо, на долю которого приходится 42 процента женщин, имеет наибольшее число женщин на уровне руководства, но у штата также никогда не было женского губернатора или сенатора , В парламентах Германии (федеральный парламент и парламенты штатов) только от 11 до 36 процентов мест занимают женщины.

 

Согласно статистическим данным, только три из европейских стран Исландия, Швеция и Финляндия входят в число 10 ведущих стран среди представителей женщин, а по последним данным межпарламенского союза (IPU) присутствуют женщины, от парламентов разных стран, даже некоторых бедных африканских стран, включая Руанду, что с точки зрения участия женщин в политической жизни указывает на лучшее положение, чем в некоторых европейских и американских странах.

Согласно статистическим данным, доля женского представительства в африканской стране и бедной Руанде превзошла даже передовые страны Скандинавии и Швеции, которые в течение многих лет являются первыми в этой области. После Руанды Боливия занимает второе место с более чем 53% женщинами-депутатами. Куба заняла третье место с примерно 50%, Исландия заняла четвертое место с 47%, а Никарагуа заняла пятое место с 46%, а Швеция с 43%  парламентских женщин заняла шестое место.

Источник: Всемирный банк

 

Разумеется, по словам Мартина Чунгонга, Генерального секретаря Межпарламентского союза, причиной свержения руандийского государства являются коренные изменения в законодательстве и структуре страны, которые были реализованы после трагедии геноцида 1994 года. В этих изменениях важность участия женщин в политической жизни стала очень высокой: 30% квот на участие женщин в парламенте. Эта цифра теперь превышает 60%, поскольку, по словам Чунгонга, «менталитет» руандийского народа изменился. Генеральный секретарь Межпарламентского союза сказал: «Не странно сейчас наблюдать, что  в Руанде важные политические посты занимают женщины».

Такие изменения произошли не только во многих западных странах, но и негативное отношение к женщинам, кажется уродливым. Например, Филипп Лори, представитель правой оппозиционной партии во французском парламенте, несколько лет назад говорил, когда Вероника Мейсон, представляющая зеленую левую партию выступала: "Эта женщина-представитель выступает в качестве курицы в парламенте". Во французском обществе термин «курица» отрицательное высказывание в адрес женщин и обычно используется для их унижения. Это оскорбление Филиппа Лори также спровоцировало гнев французских членов кабинета министров. Министр культуры Франции выразила свой гнев по поводу этого заявления. Она сказала Би-би-си, что этот шаг показывает, что гендерные стереотипы в отношении женщин по-прежнему высоки и что некоторые мужчины не научились уважать женщин с равных позиций.

Конечно, в политических кругах западных обществ есть много примеров таких столкновений. Недавно несколько европейских СМИ, в том числе журнал "Politico" и "Sunday Times" в Великобритании, сообщили о десятках женских сексуальных домогательств в парламенте. Министр иностранных дел Швеции Маргот Элизабет Вальстрём призналась, что во время службы в правительстве она подверглась «сексуальному насилию», показав всю глубину катастрофы.

Министр иностранных дел Швеции Маргот Элизабет Вальстрём

 

По мнению экспертов, назначение нескольких западных женщин на важные политические должности также осуществлялось в ситуации, когда на этот пост не было подходящего человека. Например, если бы Дэвид Кэмерон не ушел с поста премьер-министра, или если бы бывший мэр Лондона и один из главных лидеров избирательного движения Борис Джонсон хотел бы быть премьер-министром, возможно, премьер-министром никогда не была бы  Тереза Мей.

Учитывая эти факты, можем ли мы сказать: «Политическое участие западных женщин согласуется с лозунгом Организации Объединенных Наций на Пекинской конференции «Половина мира, половина власти»?

Тэги

Комментарии