В обзоре истории кинематографа в Иране мы дошли до стадии формирования законов и правил, организации инфраструктуры и воспитания квалифицированных элементов, которая началась в начале 80-х годов.

В те годы иранский кинематограф больше всего стремился отдалиться от прежних распутных картин, и создать новые контакты, основанные на принципах морали.

Эксперты убеждены, что новая волна иранского кино возникла в этот период и способствовала сохранению данного вида искусства в Иране.

Согласно статистическим данным, в 1983 году в среднем ежедневно кинотеатры посещали 800 тысяч человек. С учетом социологической обстановки в стране, на которую повлияла война с саддамовским режимом, названную цифру можно считать вполне удовлетворительной.

Ввиду того, что кинематограф был единственным здоровым развлечением для общества. В то время власти серьезно приступили к реализации программы развития киноискусства в стране. Эта программа имела 4 направления.

В первую группу произведений вошли семейные и популярные фильмы. Создание таких картин, как «Хризантема» и «Пугало», ознаменовало начало новой волны снятия мелодрам в иранском кино. Эти семейные фильмы, несущие с собой моральные поучения, создали основной каркас иранского кинематографа. Получив огромную популярность, в действительности эти картины сформировались в первое официальное кинематографическое течение после исламской революции в Иране.

Постепенно приключенческие фильмы, картины на военную тематику и мюзиклы для детей примкнули к ассортименту произведений иранских режиссеров. Таким образом, кинематограф пошел в направлении, которое поддерживали и в министерстве культуры и в иранском обществе.

Фильмы «Каниманга» и «Горизонт» в то время пользовались особой популярностью среди иранских зрителей. В последующие годы, в связи с продолжением ирано-иракской войны было создано множество фильмов на военную тематику. Несмотря на тяжелые экономические и социальные условия, связанные с продолжением войны, количество посетителей кинотеатров продолжало расти. В 1984 году 75 миллионов человек посмотрело на большом экране иранские художественные фильмы.

Другая группа произведений 80-х годов была создана юными режиссерами, которые проявили себя в Иране после исламской революции. Эти режиссеры не очень стремились за славой и не использовали традиционные шаблоны киноиндустрии. Следуя в основном принципам арт-хауса, они снимали картины для конкретного круга кинолюбителей. Позиция кинематографических кругов по отношению к ним была пренебрежительной – им не очень помогали, и не препятствовали их творчеству.

Такие режиссеры, как Али Жекан (фильм «Кобыла»), Масуд Джафари Джозани (картины «Холодные дороги» и «Каменный лев») и Киянуш Айари («По ту сторону пламени») уделили свое внимание лишь определенному кругу зрителей. И хотя они не смогли завоевать любовь широкой публики, тем не менее, они создали неординарные произведения для иранского киноискусства. Эти молодые режиссеры большинство своих работ сняли в формате короткометражных фильмов.

Режиссеры-любители посвятили большую часть своих работ бытовым и социальным проблемам общества. Вопреки мелодрамам, эти произведения ждала незавидная участь. Впрочем, стоит отметить, что подобные произведения пользовались значительным успехом на зарубежных кинофестивалях.

Если сейчас обратить взор на работы того времени и проанализировать эти произведения, то можно сказать, что они не были хорошими представителями иранского кино; ибо эти картины в довольно мрачном свете и гротескном виде описывали проблемы жителей иранских городов и сёл. Безусловно, эти фильмы не могли создать полную и реалистичную картину иранского общества, но в тот период они были единственными представителями нового иранского кинематографа.

Спрос на подобные картины на зарубежных кинофестивалях был связан и с другим важным фактором. Это было связано с пессимизмом организаторов зарубежных фестивалей по отношению к проблемам современного иранского общества. Негативная политическая пропаганда вокруг исламской революции создала нереалистичный и ошибочный имидж Ирана за рубежом, а подобные фильмы тем самым способствовали еще большему заблуждению мировой общественности. К сожалению, недальновидность кинематографических кругов того времени усугубляло подобное положение. Негативное влияние тех фильмов за рубежом не исчезло даже по истечению двух десятилетий; и даже в настоящее время затрудняет восприятие реалистичных картин современных иранских кинематографистов.

Однако корабль иранского кино восьмидесятых годов имел и другую группу пассажиров. Это – были те, кто занимались в мире кино еще до исламской революции. После свершения революции они постарались адаптироваться к условиям молодого революционного общества Ирана и продолжили снимать фильмы. Такие режиссеры, как Дариюш Мехрджуи, Масуд Кимьяи и Али Хатями, были из числа тех, кто создали множество картин в послереволюционные годы. Они снимали фильмы на бытовую тему, мелодрамы и комедии. Однако следует заметить, что эти произведения не особо соответствовали духу и потребностям иранского общества. Фильмы этих режиссеров затрагивали или же устаревшие сюжеты, или же касались семейно-бытовых вопросов. Создавалось впечатление, что создатели этих картин не были в курсе проблем иранского общества, столкнувшегося с проблемами навязанной войны и преступлениями чужеземных агрессоров, угрожающих исламской отчизне. Действительность заключается в том, что ушло довольно много времени на то, чтобы эти режиссеры адаптировались к новым реалиям иранского общества и сняли картины, которые полюбились зрителю.

Иранский кинематограф не мог продолжать свое существование с подобным спектром произведений. Экономика и культура – два основных факторов успеха в киноиндустрии. Названные выше режиссеры не смогли объединить эти два важных факторов. В тот период киноиндустрия нуждалась в тех, кто поднимет это искусство на новый уровень. На уровень, при котором иранское кино отвечало бы потребностям широкой публики, и соответствовало бы исламской культуре и идеологии.

Самыми известными среди нового поколения режиссеров стали те, кто посвятили свое творчество теме священной обороны. Ибрагим Хатами-кия и Расул Молла-Голипур были из тех художников, которые, отдав должное идеалам исламской революции и священной обороны, создали прекрасные картины, пропитанные духом патриотизма и  нравственности. Хотя в продолжение своего творчества они порой снимали фильмы и не на военную тематику, тем не менее, они всегда стремились показать связь исламской культуры с современным обществом Ирана и мира. К примеру, в списке произведений Хатами-кия есть картины о трагических событиях на Балканах и в Боснии.

Были среди иранских режиссеров и те, кто хотя начали работу в кино после исламской революции, однако впоследствии в результате деградации их творчества они отдалились от идеалов революции и ислама, и даже от своей родины и соотечественников. Одним из видных представителей подобной группы деятелей считается Мохсен Махмалбаф. Он появился на горизонте иранского кино в 1982 году. В 80-ые годы он снял 8 художественных фильмов. В первых своих работах он с революционным пылом отстаивал права низших слоев общества. Однако в продолжении, Махмалбаф отдалился от актуальных проблем общества и стал затрагивать в своих картинах непристойные темы. В последние годы своего пребывания в Иране у него возникли серьезные разногласия со зрителями, критиками и кинематографическими кругами страны. Кинематографическая деятельность Махмалбафа бесславно завершилась после того, как он уехал за границу.

Восьмидесятые годы стали свидетелями возникновения различных течений в иранском кино.

Февраль 05, 2018 15:31 Europe/Moscow
Комментарии