Стоит отметить, что отнюдь не все картины, снятые в жанре священной обороны, были шедеврами. Как и в других кинематографических жанрах, и здесь было немало откровенно слабых работ.

Иранские режиссеры, которые посвятили свое творчество священной обороне, делятся на две группы. В первую группу входят специалисты, которые снимают фильмы на сугубо военную тематику. Вторая группа режиссеров использует военный сюжет, чтобы затронуть политические, экономические, социальные и лирические вопросы.

В первой категории мы видим замечательные работы, однако количество подобных произведений не так велико. Во второй группе режиссеры, неудачно пытавшиеся снять свои излюбленные сюжеты на фоне военных событий, изменили направление своего творчества. Проблема этих режиссеров была в том, что они не имели точного представления об атмосфере военных баталий.

В списке иранских фильмов на военную тематику есть режиссеры, которые лишь поверхностно (т.е. посредством СМИ) были знакомы с войной. Естественно, плодом их работы стало создание слабых картин.

Анализируя картины, которые были сняты на фоне военных событий, мы осознаем, что незнание атмосферы боевых будней, повлияло ни только на слабую реализацию сюжета, но и имело негативные последствия.

В подобных фильмах, в основном, враги представлялись глупыми и слабыми воинами, которые не обладали даже самыми элементарными навыками военной тактики.

В действительности же, несмотря на доблесть и моральное превосходство иранских бойцов, наши баасовские враги были обучены современным военным стратегиям и пользовались всесторонней поддержкой западных держав и арабских государств.

То, что некоторые режиссеры недооценивали вражеские силы и в гротескном виде показывали наших бойцов, отклонило иранский кинематограф на неверный курс. В некоторых иранских военных картинах наши бойцы представлялись мифическими солдатами, которые обладали неимоверной физической силой и выживали в любых условиях. Однако это было лишь одной стороной медали.

На другой стороне медали – мы видели на экранах иранских фильмов образ скромного верующего, но в то же время мужественного бойца, готового пожертвовать своей жизнью на благо исламской отчизны. Именно подобный образ иранского солдата был более близок к истинным героям войны, навязанной нашей стране саддамовским режимом.

Другим шаблонным действием было то, что на протяжении нескольких лет в большинстве военных фильмов использовалось ограниченное количество актеров в определенных ролях. Остальным же актерам отводились второстепенные роли.

Среди авторов военного кино была и третья группа режиссеров, которые обладали особым видением военных событий. Большинство из них долгие годы были на фронте, и знали о войне и участников войны не понаслышке. Именно таким режиссерам удалось внести новый взгляд на военные события, и создать замечательные картины, полюбившиеся иранскому зрителю.

Фильмы на тему священной обороны обязаны своей популярностью в иранском обществе таким выдающимся художникам, как Ибрагим Хатамикия, Расул Моллаколипур, Ахмад-Реза Дарвиш, Абдоль-Хусейн Барзиде, Азизолла Хамиднежад, Кямаль Тебризи и Джамаль Шурдже.

Кямаль Тебризи – 52-летний иранский режиссер, выпускник Тегеранского университета искусств. Немного спустя после начала войны он начал свою художественную деятельность. В нескольких картинах он сотрудничал в качестве оператора, консультанта и специалиста по монтажу.

После окончания войны Кямаль Тебризи снял фильмы «Жертва любви» и «Конец детства», в которых отразил особое видение войны и боевых событий. Тем не менее, его картина «Лейли со мной», снятая в 1995 году, ни только стало пиком его творчества, но и создало новое направление в жанре священной обороны.

«Лейли со мной» - комедия, созданная на военную тематику. В этом фильме, помимо исполнения режиссерской обязанности, Тебризи был также задействован в качестве специалиста по монтажу, гриму и декорациям.

Сюжет фильма «Лейли со мной» таков: Молодой человек, который панически боится войны, в результате ряда событий оказывается на фронте для того, чтобы снять видеорепортаж о бойцах. Все его усилия по возвращению в тыл завершаются провалом, и каждый раз он оказывается всё ближе и ближе к передовой линии фронта.

После того, как парень получает ранение и приходит в сознание в военном госпитале; в результате всех событий за этот период он превращается в мужественного человека, который желает вновь вернуться на фронт.

Отношения людей друг с другом на фронте и в тылу; искренность, царящая в зонах боевых действий; а также близость бойцов к Богу – темы, затронутые в картине «Лейли со мной».

Юмористическое повествование сюжета и отличная работа актеров стали важными факторами превращения этого произведения в один из шедевров иранского кино.

Джамаль Шурдже – еще один иранский режиссер, посвятивший свое творчество жанру священной обороны. В течение 20 лет он снял 12 художественных фильмов на эту тему.

В своих произведениях Шурдже постарался в максимально реалистичной форме ознакомить зрителей с убеждениями, переживаниями и чувствами иранских бойцов. События всех произведений Шурдже происходят на фронте, и основаны на реальных событиях. Это показывает его приверженность реальным событиям современной истории.

Два года назад Джамаль Шурдже создал картину «33 дня», посвященную победе Хизбуллы и ливанского народа в борьбе с сионистскими агрессорами. В фильме, снятом в Ливане, были использованы арабские актеры.

Тэги

Июль 10, 2018 14:07 Europe/Moscow
Комментарии