Март 11, 2019 16:30 Europe/Moscow

Гарет Граф написал в газете "Нью-Йорк Таймс": "Любой человек, кто следил за новостями мафии, когда видит показания Майкла Коэна по делу Трампа, внезапно вспоминает подобные слушания в истории Конгресса".

Показания бывшего адвоката Трампа Майкла Коэна перед Комитетом палаты представителей по надзору были похожи не на утверждения Джона Дина против Ричарда Никсона в 1973 году, а больше на дело знаменитого гангстера Джозефа Валачи и его свидетельство против Коза Ностры в 1963 году.
 
Как сообщает газета "Энтехаб", допрос Валачи под председательством сенатора Джона  Д. Макклеллаиа от штата Арканзас,  открыл глаза американцам на реальность деятельности мафии. Он рассказал о тайных действиях Коза Ностры и раскрыл, что преступления настолько организованные. Он говорил о солдатах, крестных отцах, и даже о комиссии, которая управляла многими мафиозными семьями.
 
Борьба с мафией была сложной и беспрецедентной битвой для следователей данного дела. Мафиозные семьи были вовлечены во многие преступления, но исследование про них было очень трудным, потому что их характер был сложным и они каждый день участвовали в преступлениях. У них был специальный язык. Редко один человек прямо совершал преступление. Их охранники прекрасно знали, как интерпретировать заявления.
 
Разоблачение деталей данного дела привело к принятию закона о борьбе с преступными организациями. Закон стал известным как "статут (закон) Рико". Закон был разработан с целью преследования организаций, которыми могут выступать как юридические лица (в том числе частные, общественные, государственные), так и любая группа фактически объединённых людей. Хотя закон РИКО включал скандальные преступления, такие как убийство, похищение людей и стрельба, однако и рассматривал такие вопросы, как мошенничество, препятствование правосудию, отмывание денег и даже помощь нелегальной миграции.
 
Власти судебной системы через некоторое время научились эффективно использовать закон РИКО, однако в середине 80-ых годов, Руди Джулиани, который был прокурором федерального суда Южного округа Нью-Йорка, выдвинул серьезные обвинения против вожаков пяти главных семейств нью-йоркских мафий. С тех пор полиция и федеральный суд Южного округа Нью-Йорка стали идеальным критерием для судебного преследования за совершение преступлений, указанных в законе РИКО. Вот почему после признаний Коэна расследование специального прокурора Роберта Мюллера больше не рассматриваются как наиважнейшая юридическая проблема Трампа.
 
Но то, что конгрессмены услышали во время дачи недавних показаний Коэна в Конгрессе, было очень похоже на преступную организацию: организацию с небольшим количеством основных действующих лиц и бесчисленными преступлениями. Даже если мы отложим в сторону вопросы, связанные с расследованиями Мюллера и выборами 2016 года, Коэн говорил об обвинениях, которые во многом были похожи на растрату банковских средств, незаконное использование благотворительных фондов, препятствование правосудию и ложное свидетельство.
 
Сходства между мафиозной организацией и организацией Трампа весьма много и можно принимать это как факт: во всяком случае, Трамп в прошлом году, когда согласился, что он сотрудничал с Комитетом по расследованию против себя, назвал его мышью. Интересно, что преступники называют мышью не лжеца, а того, кто сотрудничает с правительством, раскрывает секреты организации. Коэн очень чётко описал ситуацию организации своего экс-босса: " В организации Трампа задача всех - защищать его. Каждый день мы знали, что должны приходить и уходить и лгать, чтобы поддержать его. Это стало правилом". Закон РИКО также направлен именно на наказание таких родов организаций. Трамп также действовал точно, как крестные отцы мафии. Коэн говорит: "Трамп прямо не сказал мне лгать перед Конгрессом. У него нет такого подхода. Он не приказывает. Он говорит кодами и я понимаю эти коды".
 
Интересно, что такие люди, как Коэн, всегда рассказывают об одной и той же модели поведения Трампа. Когда бывший глава ФБР Джеймс Коми был уволен Трампом, он таким же образом дал признания против него. Трамп никогда прямо не приказывал ему прекратить расследование по Флинну. Но когда он был один с ним, сказал ему, что надеется, что он не позволит этой ситуации продолжаться.
 
Количество и объем расследований в отношении окружения Трампа показывают степень его уязвимости перед таким родом расследования о его семейном бизнесе. Согласно моим подсчетам, число этих расследований в декабре составило 17, а затем было выдвинуто дело по положению работников гольф-клуба Трампа в Нью-Джерси, что могло быть еще одним вопросом, связанным с законом РИКО. Однако, признаний Коэна так много, что дает достаточное количество доказательств следователям, чтобы выдвинуть обвинения в преступности против Трампа. Кроме того, закон РИКО дал возможность следователям расследовать дела о коррупции за последние десять лет в форме обобщенного дела. Вручить обвинительное заключение против организации Трампа и признать его преступником, являются решающим вопросом для его судебного преследования в течение его президентского срока.
 
Следователи  могут превратить Трампа в преступного партнера, представив общую информацию о преступной деятельности и предъявив обвинение против нескольких близких родственников Трампа, включая членов его семьи. В этом случае, они смогут опубликовать все содержание дела для Конгресса и общественного мнения, чтобы рассмотреть эти факты в форме импичмента Трампа. Кстати, судебная власть может, основываясь на этих доказательствах, конфисковать имущество Трампа и заблокировать его источники дохода. Но, смешно, что если федеральные следователи решат действовать одновременно против империи Трампа и его семьи, тогда они будут следовать модели, которую один из адвокатов Трампа Руди Джулиани когда-то распространил.

Тэги

Комментарии