Апрель 06, 2020 18:43 Europe/Moscow
  • Салехи: Обвинения Израиля против Ирана обсуждаются в МАГАТЭ после Амано, мы против!

Глава Организации по атомной энергии Ирана сказал: "Международное агентство по атомной энергии не должно служить дополнительным инструментом для разведывательных служб стран и поддерживать их шпионскую деятельность, путем проверки такой информации, которая нарушает суверенитет других стран и права, регулирующие международные отношения".

Глава Организации атомной энергии ИРИ и вице-президент Ирана Али Акбар Салехи дал интервью газете Etemad, которое вы можете прочитать ниже:

- С реализацией пятого шага по сокращению обязательств Ирана по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) практически были сняты все ядерные ограничения со стороны Ирана. Каково текущее состояние ядерной программы Ирана и ее тенденция к росту?

- Ядерная деятельность, а также исследования и разработки в области ядерного топливного цикла, в частности обогащения урана (включая производство и хранение) осуществляются без каких-либо ограничений. Ведутся работы по строительству ряда топливных комплексов для реакторов Арака и энергетических реакторов.

Продвигаются этапы создания исследовательского реактора на тяжелой воде в Араке (новая разработка) и соответствующего оборудования в сотрудничестве с иностранными сторонами. Ряд реакторного оборудования и частей изготавливаются с использованием мощностей отечественных компаний.

Процесс строительства двух новых энергетических реакторов осуществляется в Бушере с помощью России. Производство и хранение тяжелой воды осуществляется без каких-либо ограничений.

 

- Какую перспективу в усилении ядерной деятельности Вы видите, учитывая чувствительность остальных сторон по ядерной сделке? Собирается ли Организация по атомной энергии вернуть ядерную программу к периоду, предшествовавшему до подписания ядерного соглашения между Ираном и "Шестёркой?

- Несмотря на СВПД, научно-исследовательская деятельность продолжалась (например, исследование в области высококачественных и высокоэффективных центрифуг). В настоящее время и после поэтапного сокращения обязательств по СВПД с учетом потребностей ядерной промышленности, подразумевается логическое сочетание повышения качества и увеличения количества. 

Примеры внимания к качеству и количеству ядерной деятельности таковы, как: внедрение и использование новых центрифуг наряду с увеличением количества старых рабочих машин (поскольку объем производства и хранения обогащенного урана в настоящее время остаётся такой же, как и до СВПД), улучшение конструкции и оптимизация реактора Арака и развитие генерирующих мощностей  атомных электростанций (начало процесса строительства 2-го и 3-го блоков в Бушере).

Следует отметить, что вопрос по обеспечению топливом для реакторов в Бушере в течение нескольких будущих лет возложено на Россию, а по обеспечению топлива для начальной загрузки реактора Арака - на Китай. Тегеранский реактор обеспечен топливом на несколько лет. Поэтому реальной и практической потребностью является укрепление исследовательской деятельности и устранение препятствий на пути всестороннего развития ядерной деятельности. В этом контексте создание условий для поставок необходимого сырья имеет существенное значение для любого всестороннего развития ядерной деятельности в стране (например, поставка желтого кекса из внутренних и зарубежных источников).

 

- Как долго будет продолжаться статус-квот? В случае, если Иран сохранит уровень своей ядерной программы на этапе, который не ставит под угрозу противоположную сторону ядерной сделки, группа 4+1 практически не вернется к обязательствам по СВПД. Какие вы планируете последующие шаги, необходимые для того, чтобы заставить другие стороны выполнять свои обязательства?

- С точки зрения ОАЭ ограничения по ядерной сделке не помешали главной ядерной деятельности, причем сотрудничество с Россией, Китаем и странами Европы ведется в некоторых определенных областях. Торговые, научные, технические и политические ограничения, вызванные давлением США, как правило, влияют на широкий спектр деятельности в различных частях страны, и следовательно, реакция на бездействие со стороны противоположных сторон может выйти за рамки обязательств по СВПД.

Пять шагов по сокращению обязательств в рамках СВПД, до сих пор больше были сосредоточены на технической деятельности, но продолжая сокращать обязательства, будут рассмотрены и правовые аспекты, такие как пересмотр выполнения Дополнительного протокола, а также ДНЯО. Конечно, такие шаги могут быть не только неэффективными в достижении практических результатов и продвижении ядерной деятельности нашей страны (и фактически наоборот, могут привести к сокращению существующего сотрудничества и усилению международной кампании против нашей страны), но они не будут гарантировать возвращение других сторон к их обязательствам. В качестве еще одной стратегии страна может остановить следующие шаги и полностью придерживаясь политики экономики сопротивления (которая необходима при любом принятом подходе), преследовать логическое и законное требование от других сторон выполнять обязательства посредством политических (в том числе официальных дипломатических консультаций и общей дипломатии), правовых и международных мер. Так или иначе, окончательное решение о дальнейшем сокращении обязательств, выходе из СВПД или других мерах примет Комиссия, наблюдающая за реализацией СВПД.

 

- Какова ситуация с контролем и инспекцией после шагов по сокращению обязательств? Выдвинуты ли агентством новые запросы для посещения объектов, и каков ответ Ирана?

- После шагов по сокращению наших обязательств, инспекции не были значительно сокращены, так как мы не хотим, чтобы эти действия имели юридический или правозащитный аспект. Несмотря на большой объем инспекции МАГАТЭ, мы не оспаривали этот вопрос. Конечно, некоторые проверки ВУЗов и научно-исследовательских центров были технически обсуждены обеими сторонами. Кроме того, обвинения и претензии сионистского режима, которые рассматривает МАГАТЭ, были решительно опротестованы нами, поскольку МАГАТЭ, как наблюдатель поставило под сомнение свою независимую роль и действует не на основе правовых оснований, а на основе политических аспектов дела. В связи с этим уважаемый представитель организации и постоянный представитель нашей страны в МАГАТЭ дал логичный и аргументированный ответ: "Международное агентство по атомной энергии не должно служить дополнительным инструментом для разведывательных служб стран и поддерживать их шпионскую деятельность, которая нарушает суверенитет других стран и права, регулирующие международные отношения, путем проверки такой информации".

 

- Как вы оцениваете политическую волю преемника Юкиа Амано для технического освещения ядерной деятельности Ирана?

- Некоторые источники сообщают, что он поддается давлению США. Примечательно, что утверждения и обвинения, выдвинутые Израилем, были доведены до сведения агентства после Амано. Тем не менее, для вынесения более точного суждения требуется больше времени.

 

- Отражение шагов по снижению обязательств Ирана в отчетах Международного агентства по атомной энергии повлияет на статус дела Ирана в Совете управляющих МАГАТЭ и может стать оправданием для дальнейшего давления США на технический орган. Какие планы у нас по снижению последствий?

- Обязательства Ирана по Соглашению о гарантиях и Дополнительному протоколу рассматриваются и решаются Советом управляющих МАГАТЭ. Однако МАГАТЭ не играет никакой роли в выполнении других обязательств по СВПД, но решение о нарушении обязательств по ядерной сделке и последующих мерах принимают лишь Иран и "Пятёрка" и Совместная комиссия по СВПД.

 

- Некоторые критики говорят, что технические шаги, предпринятые Ираном, были консервативными и политическими, и были разработаны так, чтобы не возбуждать другую сторону. Как организация реагирует на эту критику?

- Однолетнее терпение Ирана носило политический и стратегический характер и считался первым шагом. Следующие шаги были взяты в первую очередь, исходя из реальных технических потребностей и с учетом политических аспектов.

В профессиональных статьях международных экспертов в области технологий говорится, что шаги по снижению обязательств Ирана в рамках СВПД необратимы, и, особенно в области исследований и разработок, и Иран не сможет возвратиться назад даже в случае полного примирения с "Пятеркой".

Что касается исследовательской работы, ясно, что результаты исследований, обычно документируются и сохраняются, и в отличие от объектов и оборудования, их не возможно забрать и очистить. Не следует забывать, что экономические санкции нанесли стране непоправимый ущерб.

 

- Насколько вас беспокоит повторное открытие дела PMD (о возможно военных аспектах ядерной программы) в МАГАТЭ?

- Учитывая юридически-техническую логику переговоров с МАГАТЭ, это вряд ли произойдет. Расширение взаимопонимания в различных областях выгодно для обеих сторон и ведет к росту взаимного доверия. Израиль и США, которые всегда выступали против ядерной сделки, после подписания СВПД прибегали к различным уловкам, чтобы уничтожить СВПД и снова открыть уже закрытое сфабрикованное досье, но юридически такое вообще невообразимо.

 

- Насколько вероятно, что Соединенные Штаты договорятся с государствами Персидского залива предоставить ядерное топливо в обмен на обогащение урана?

- Как известно, Саудовская Аравия непреклонно работает над этим вопросом, и такое соглашение соответствует внутренней политике США и вполне вероятно. По сути, в последние несколько десятилетий Соединенные Штаты действовали в соответствии с типовым соглашением, известным, как Соглашение №123 с Договаривающимися государствами (за исключением Индии), однако наша страна внимательно следит за развитием ядерных событий на международной арене.

Тэги

Комментарии