Июнь 29, 2020 13:59 Europe/Moscow
  • Какие вооружения Россия и Китай намерены продать Ирану?

Осенью этого года истекает срок эмбарго СБ ООН на поставки оружия Ирану. Вашингтон добивается продления этого запрета на неопределенный срок.

Однако, РФ и КНР в письменном обращении к генсеку ООН выразили свой протест против подхода Вашингтона к этому вопросу. Интересно, какие вооружения Россия и Китай намерены поставлять Ирану после того, как истечет срок эмбарго.

Владимир Арзанов в статье под аналогичным заголовком в "Независимой газете" пишет:

Осенью истекает срок эмбарго на поставки оружия Ирану, наложенного резолюцией Совбеза ООН № 2231. Вашингтон хочет продлить его, сделав фактически бессрочным, говорится в заявлении государственного секретаря Майка Помпео от 9 мая. Россия и Китай категорически против, о чем в письмах генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу сообщили министры Сергей Лавров и Ван И. Готовясь к дебатам в Совете безопасности, ключевые стороны высказали свои позиции. Но можно предположить: чем и когда бы ни закончилась дискуссия в ООН, Москва и Пекин будут продвигать свое оружие на иранский рынок.

 

Почему?

Есть ряд веских причин. Первая: Ближний Восток разделен на противоборствующие стороны, и для предотвращения сползания к крупному вооруженному столкновению необходимо поддерживать баланс между основными игроками, а это невозможно без поставок Тегерану. Ведь лагерь, традиционно ориентирующийся на США, активно закупает военную технику и проводит модернизацию собственных вооруженных сил. Вторая: Вашингтон объявил Россию и Китай своими главными противниками, ввел против них многочисленные экономические санкции и обложил таможенными пошлинами, провоцируя на ответные шаги. Вооружить Иран, который занимает почетное третье место в списке врагов Вашингтона, – отличная возможность для этого. Третья причина: Москва и Пекин желают усилить собственные позиции в регионе, богатом углеводородным топливом и тем самым получить больше возможностей влиять там на ситуацию.

Отсюда напрашивается вывод: вопрос даже не в том, сохранится или нет оружейное эмбарго, а в том, когда и какие технику и технологии Москва и Пекин предложат Тегерану и что он сам будет просить и оплачивать. За последние месяцы эксперты разных стран давали прогнозы относительно предстоящих закупок. Представляется, что большинство предсказаний носят нереалистичный характер, поскольку в них берется за основу существующий арсенал Вооруженных сил Ирана и редко делаются поправки на долгосрочную политику военного строительства, проводимую властями страны, а также перспективы развития ее собственного обороно-промышленного комплекса.

Нет сомнений, что Тегеран продолжит курс на всестороннее развитие собственной «экономики сопротивления» и именно туда, а не в закупки будут вкладываться основные финансовые средства. Импорт же будет финансироваться «по остаточному принципу», что, собственно, мы и наблюдали на протяжении всего существования Исламской Республики, начиная от ее провозглашения в 1979 году. Для реализации собственных планов в регионе Москве и Пекину следует предложить Тегерану подержанную технику вместе с технологиями по поддержанию ее в исправном состоянии. Подобный подход, конечно, не принесет больших финансовых поступлений, но зато решит многие военно-политические задачи.

Наиболее интересным в данном контексте представляется предложить Тегерану авиатехнику со складов хранения минобороны РФ, в первую очередь – легкие истребители МиГ-29. Китай же реализует снятую с вооружения технику через специализированную компанию POLY Technologies, Inc., обладающую соответствующими лицензиями властей. Однако ее нынешний «ассортимент» ограничен истребителями первого (J-6/МиГ-19), второго (J-7/МиГ-21) и третьего (FH-7) поколений, сильно уступающими МиГ-29. Для Ирана эта техника не представляет интереса, ведь по тактико-техническим характеристикам она уступает американской, закупленной еще при шахе.

Вернемся к МиГ-29. Производственная программа по нему завершилась в России с выпуском более 1,5 тыс. машин (без учета палубного МиГ-29К и его аэродромных модификаций – они де-факто представляют другой, более современный и универсальный тип самолета). Сегодня эта модель (варианты 9.12 и 9.13) де-факто снята с вооружения Воздушно-космических сил РФ: на нем не летает ни один авиаполк полного состава. Подобные самолеты сохранились лишь в центрах – учебных и боевого применения. 

Безвозмездная передача старой авиатехники со складов хранения зачастую критикуется как разбазаривание богатств страны и т.п. Однако подобные аргументы несостоятельны, что подтверждает мировая практика. Американцы бесплатно передают подержанные истребители F-16А своим союзникам, причем не всегда ближайшим, – в качестве примера приведем Индонезию и Ирак. Сообразно укрепляя наших союзников на Ближнем Востоке, мы тем самым укрепляем собственные позиции в интересующем нас регионе и получаем дополнительные рычаги воздействия на обстановку там. Тем более что сирийцы и иранцы вместе с нашими военнослужащими борются против общего врага – международного террористического интернационала.

Безвозмездная передача вовсе не означает отсутствие всяких финансовых поступлений. Старая авиатехника требует усилий для поддержания в исправном состоянии, и соответствующие мероприятия будут, конечно, оплачиваться страной-владельцем. Значительная часть расходов пойдет на приобретение запасных частей, инструментов и приспособлений, что на практике невозможно без вовлечения в процесс отечественных конструкторских бюро, авиастроительных и ремонтных заводов, а также фирм-комплектаторов. Они будут получать некое зарубежное финансирование.

Существует и высокая вероятность того, что, получив МиГи, Иран захочет провести их модернизацию. И здесь отечественным фирмам есть что предложить. Недавно РСК «МиГ» передал Индии партию самолетов, прошедших глубокую модернизацию по проекту «МиГ-29UPG». Они отличаются новыми двигателями РД-33М-3 с повышенным ресурсом, новой радиолокационной станцией «Жук-МЭ», измененной конфигурацией фюзеляжа путем увеличения гаргрота, установкой аппаратуры дозаправки в воздухе, расширенной номенклатурой средств поражения и другими улучшениями. Проведены мероприятия по доведению срока службы до 40 лет. Подобная модернизация значительно – в разы – увеличивает боевые качества крылатой машины и стоит весьма недешево (сравнима с остаточной стоимостью самолета). Разоренная восьмилетней войной Сирия вряд ли изыщет средства на подобные работы, а Иран – вполне.

Иранцы самостоятельно освоили ремонт большой номенклатуры авиатехники, включая закупленные при шахе американские истребители, благодаря чему часть парка этих машин (совокупно до 200 F-4, F-5 и F-14) до сих пор выполняет полеты. Они принадлежат ко второму и третьему поколениям сверхзвуковых истребителей. МиГ-29 представляет четвертое поколение, и для местной промышленности интересен тем, что, освоив его ремонт, она поднимется на следующую ступеньку развития. Передача соответствующей документации, авторская поддержка конструкторского бюро и другие мероприятия выполняются за счет страны – владельца авиатехники.

Следующим источником средств российской оборонки станет продажа средств поражения, включая ракеты, бомбы, снаряды для авиапушек и т.п. Иран имеет довольно развитую сеть предприятий, занятых в производстве различных боеприпасов. Номенклатура их продукции довольно широка – от выстрелов к авиапушкам и свободнопадающих бомб до ракет типа «воздух-поверхность» и «воздух-воздух» на основе американских разработок. Решение о налаживании выпуска таковых для применения на МиГ-29 потребует тесного сотрудничества с отечественными разработчиками и производителями.

Представляется, что предложение по МиГ-29, если таковое будет сделано Москвой, найдет позитивный отклик в Тегеране. Во-первых, это позволит ему в короткие сроки провести перевооружение истребительной авиации с самолетов второго и третьего поколений на четвертое. Во-вторых, откроет возможность задействовать собственную промышленность – авиазавод HESA в Исфахане, ремзавод PARS Aviation Services и др. – подняв их на более высокий технологический уровень. В-третьих, переход на российскую технику с американской, которая пока превалирует в авиапарке Ирана, поддержит «антиамериканский» вектор развития местной «экономики сопротивления». В-четвертых, МиГ-29 в количестве до 40 единиц уже находится на вооружении ВВС Ирана (поставки 1990–1994 годов), освоен и изучен в частях, пользуется хорошей репутацией.

Дальнейшим интересным развитием событий может стать проект по лицензионному выпуску российской авиатехники. Ранее высокопоставленные представители администрации президента Исламской Республики выражали желание наладить у себя в стране серийный выпуск истребителей Су-30МКИ. Если же состоится передача большой партии подержанных МиГ-29, то лучшим решением по местной сборке станет новая разработка РСК «МиГ» – многоцелевой истребитель МиГ-35. А это на долгое время закрепит российское присутствие в Иране. 

Тэги

Комментарии