Июль 29, 2020 18:17 Europe/Moscow
  • Направление Ирана на восток - вызов для Запада

Стратегия Ирана по созданию пути и укреплению всесторонних и стратегических отношений с восточными державами, особенно с Китайской Народной Республикой, с давних пор вызывала обеспокоенность у западных стран, поскольку они считают, что формирование восточных коалиций противоречит их глобальным целям.

Независимость ИРИ в принятии внешнеполитических решений означает, что решения в области внешней политики и позиции принимаются без вмешательства иностранных держав, только на основе национальных интересов Ирана. Теперь даже определение макрополитических подходов на региональной и международной аренах основано только на выгодах и издержках страны и не ставит под сомнение её независимость.
 
Спустя много лет вмешательства западных стран (Европы и США) во внутренние и зарубежные дела Ирана в период шаха Пехлеви и их враждебность в течение более сорока лет после победы исламской революции, мы можем теперь без сомнения сказать, что многие западные страны по разным политическим, социальным, религиозным причинам и вопросам безопасности не хотят видеть прогресс и совершенство Ирана, поэтому не могут быть для нас надежными партнерами. Последний очевидный пример этой вражды можно найти в период после подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), когда Тегеран протянул руку дружбы Западу, но был встречен оправданиями, нарушениями обещаний и уклонением от ответственности.
 
 
Направление на восток - приоритет внешней политики
 
На внешнюю политику и действия правительств влияет их геополитическая среда. Исламская Республика Иран также потенциально является одной из самых влиятельных стран не только  в регионе, но и во всем мире. По мнению экспертов по международным вопросам, несмотря на независимый характер внешней политики ИРИ, разнообразие и взаимосвязанность вопросов на международном уровне, существенные разногласия с Западом, особенно с США, и в частности кризис на Ближнем Востоке, приводят к тому, что на мировой арене у Тегерана есть сильные друзья, которые взаимодействуют в рамках взаимозависимости, несмотря на некоторые параллельные, а иногда разные интересы, для того, чтобы усилить международную позицию друг друга.
 
Такая замечательная особенность Ирана параллельно со знанием Тегерана о Западе стали причиной того, что Иран включил в свою повестку дня направление на Восток как главную основу для принятия решений. Политическое и экономическое положение России и Китая в мире сделало эти две страны наиболее важным вариантом для  установления особых отношений с Тегераном.
 
С точки зрения многих аналитиков по международным вопросам, Россия и Китай, несомненно, являются державами, которые стремятся стать мировыми сверхдержавами. Иран также является региональной сверхдержавой, которая, благодаря своему географическому положению, ресурсам и возможностям, пытается завоевать лучшую позицию в мире. С одной стороны, эта особенность делает три страны какими-то взаимодополняющими, а с другой, во многих областях три страны проводят аналогичную политику. Относительно сходные взгляды трех государств на США и односторонность Белого дома ставят их в общие рамки продвижения. 
 
 
Запад всегда против близости Ирана к восточным державам
 
Позитивный взгляд Тегерана на Китай и Россию никогда не одобрялся и не поддерживался Западом. Враги Ирана всегда пытались сузить поле действий Тегерана и на внутреннем и на международном уровнях, совершая целевые политические и медийные атаки в такую рациональную политику. 
 
Хотя уже давно обсуждали вопрос об установлении стратегических отношений с Россией и Китаем, но несколько лет назад экономические проблемы в стране и возможности великого восточного гиганта включили установление всесторонних отношений с Пекином на повестку дня Тегерана. Даже Верховный лидер исламской революции на своих встречах с высокопоставленными официальными лицами Китая неоднократно подчеркивал необходимость перенаправляться с западных стран к принятию альтернативных подходов во внешней политике.
 
Тем не менее, вопрос о всеобъемлющем 25-летнем плане развития связей с Китаем больше чем раньше был в центре внимания СМИ почти с двух недель назад после выступления бывшего президента Ирана. Бывший чиновник раскритиковал заключение соглашения о долгосрочном сотрудничестве в то время, как в девятом и десятом правительствах приложили значительные усилия для сближения к Востоку, и переговоры о создании стратегического партнерства велись более серьезно, но не отражались в СМИ. 
 
Кроме недавней внутренней критики, нельзя игнорировать давний и постоянный гнев западных чиновников и СМИ относительно близости Ирана к России и Китаю. Запад воспринял угрозу более серьезно, когда в прошлом году стал свидетелем совместных военно-морских учений Ирана, России и Китая в Ормузском проливе, Оманском море и северной части Индийского океана. Многие мировые СМИ рассматривали эти совместные учения, как демонстрацию сил стран на Востоке. Обмен информацией и взаимодействия в военной сфере и в области безопасности тремя державами в этом стратегическом регионе показали, что восточные державы не боятся США и не считают эту страну доминирующей силой в регионе.
 
Американское политическое издание The Diplomat, проанализировав декабрь прошлого года, указав на трехстороннее сотрудничество между Тегераном, Москвой и Пекином, написала: "Хотя в Азии основное внимание уделяется событиям между США и их союзниками, однако складывается еще одна тенденция, в которой Россия и Китай устанавливают важные и влиятельные отношения с Ираном".
 
Авторитетная газета, рассматривая военные учения трех стран, как внешний признак этого важного сотрудничества, добавила, что стратегическое значение этой трехчленной группы совершенно очевидно для общественного мнения, поскольку все они являются врагами США и продемонстрировали, что они хотят расширить взаимодействия, особенно в области безопасности, чтобы показать свои способности другой стороне.
 
Издание «Дипломат» подчеркнуло: «Объединение России, Китая и Ирана является стратегической переменой. Помимо практического характера этого сотрудничества, продолжение или укрепление этого подхода имеет послание для США и их союзников».
 
Кроме того, американский аналитический центр Carnegie несколько месяцев назад, оценив Китай и Россию как два важных места назначения в будущем ядерной программы Ирана, заявил, что европейские страны обеспокоены тем, что эти две страны будут иметь тесные связи с Ираном после выхода США из ядерной сделки и не будут сотрудничать для того, чтобы убедить Иран выполнить их требования и требования МАГАТЭ.
 
Два года назад аналитический центр The Century Foundation, предсказывая опасность от близости трех стран, выразил волнение тем, что эти три оси были самой важной проблемой Запада в постсоветский период. Иран, Россия и Китай в настоящее время используют ситуацию, созданную выходом США из международных соглашений. Сотрудничая друг с другом, они стремятся воспользоваться этой возможностью.
 
 
Новый мировой порядок, установленный единством восточных народов 
 
Страх врагов Ирана заставил аналитиков и связанные с ними средства массовой информации делать различные заявления о пагубном характере ирано-китайского сотрудничества. Однако даже при таких условиях они не смогли проигнорировать преимущества такой долгосрочной сделки. Аналитик эмиратского издания The National считает, что 25-летний план развития связей с Китаем может привести к экономической и политической поддержке Пекином Тегерана и повысить силу Ирана в последние месяцы президентства Дональда Трампа.
 
The National, заметив, что в период с 2010 по 2019 год Китай вложил иностранные инвестиции в среднем в размере 200 млрд. долларов в год, написал, что потребность в надежных энергетических ресурсах стала причиной долгосрочных инвестиций этой страны в Иран.
 
Вышеприведенный анализ также выразил недовольство соглашением, заявив, что Китай является важным нефтегазовым партнером в регионе Персидского залива и никогда не соперничал с США в области политики и безопасности, не противостоял этой стране. Однако перспектива обострения конфликта между Пекином и Вашингтоном заставила Китай стремиться к такому важному стратегическому партнерству.
 
The New Arab - это еще одно арабское средство массовой информации, которое выразило свой гнев в анализе «Стратегическое партнерство Ирана - это выигрыш — проигрыш?» Но эта статья в своих первых нескольких параграфах не смогла проигнорировать преимущества инвестиций, передачи технологий и долгосрочной покупки иранской нефти. Приведенный выше анализ показал, что единственным препятствием были санкции США и нефтяная политика Саудовской Аравии для укрепления отношений с Пекином.
 
Хотя детали плана сотрудничества еще не завершены, почти все региональные и мировые критикующие СМИ, в конечном итоге вынуждены признать, что в случае реализации этого долгосрочного соглашения, многие из незавершенных проектов Ирана будут завершены, и Иран добьется модернизованных мировых технологий, особенно в области нефти и газа. Соответственно, окончательным результатом этого сотрудничества является более тесная близость внешней политики Китая и Ирана в конфронтации с США.
 
Эти опасения давно существуют среди западных экспертов. Британский аналитический центр Chatham House провел совещание в 2018 году, посвященное сотрудничеству Китая, России и Ирана, и, наконец, оценил это сотрудничество, как предвестник нового порядка в мире.
 
Этот видный европейский аналитический центр назвал сотрудничество Пекина, Москвы и Тегерана, как серьезный вызов либеральному порядку в критическую эпоху после холодной войны, способный изменить новый мировой порядок и бросить вызов Западу, особенно глобальному господству США.

Тэги