Октябрь 06, 2020 18:39 Europe/Moscow
  • История человека, который не хотел шпионить

Первый рассказ о двухлетнем тюремном заключении и пытках иранского ученого и бывшего заложника Сируса Аскари в США.

Сирус Аскари – один из малоизвестных иранских заложников, освобожденных в прошлом году после переговоров между Ираном и США через посольство Швейцарии. Аскари, профессор Тегеранского университета им. Шарифа, старался поменьше говорить о двух тяжелых годах своего тюремного заключения в США. Несмотря на это, американский журналист, контактировавший с Аскари во время его тюремного заключения, опубликовал во вторник подробный отчет о попытках правительства США превратить доктора Аскари в шпиона. Болезненный рассказ о тюремном заключении, психологических пытках и давлении на иранского гражданина, который был задержан судебной сетью кафкианского рода в Соединенных Штатах и блокировке всех возможностей для его освобождения из-за отказа от предложения ФБР шпионить против своей страны.
 
События, о которых американская журналистка Лаура Скор написала в еженедельнике The New Yorker, разбивают сердце каждого читателя. Правительство США держало иранского ученого в худших изоляторах иммиграционного департамента во время его двухлетнего заключения и давления.
 
Описание журналисткой условия заключения доктора Аскари во время пандемии коронавируса показывает, что правительство США намеренно собиралось сделать иранского заложника больным во время его заключения. Журналистка пишет, что доктор Аскари не мог ходить по центру заключения иммиграционного департамента США из-за тромбов в его ноге, и что официальные лица центра заключения не предоставляли ему инвалидную коляску для передвижения.
 
В интервью американской журналистки Сирус Аскари сказал, что он не заинтересован в том, чтобы проблемы, которые он пережил в этот период, были превращены в политический инструмент и вопрос безопасности, поэтому он не проявлял особого интереса давать интервью СМИ с тех пор, когда вернулся в Иран. В отличие от иранского ученого и врача доктора Масуда Сулеймани и доктора Маджида Тахери, которых освободили в прошлом году в обмен на находящихся в иранском заключении двух американских заключенных, доктор Сирус Аскари был депортирован из США в Иран без обмена. Во время содержания под стражей он думал, что сможет преодолеть над судебной системой США, которая открыла дело по его вопросу и пыталась отомстить за его отказ от предложения о шпионаже.
 
Лаура Скор пишет: «Аскари сказал мне, что не хочет, чтобы его обменивали, что он хотел доказать свою невиновность в американском суде перед американскими присяжными». Когда жена доктора Аскари вернулась в Иран, он попросил ее не связываться с представителями министерства иностранных дел по поводу его освобождения, поскольку он не хотел, чтобы его дело превратилось в предмет политического обмена. Однако после нескольких месяцев страданий в центрах содержания под стражей в США и выживания от коронавирусной инфекции, его жена в конце концов обратилась в МИД Ирана. По просьбе доктора Аскари министерство иностранных дел Ирана не преследовало его дело в форме обмена пленными, а в качестве предварительного условия для обмена заключенного из США в Иране Майкла Уайта на иранского врача, проживающего в США, доктора Маджида Тахери, просило правительство США освободить доктора Сируса Аскари.
 
История Сируса Аскари - хороший пример обращения правительства США с гражданами, к которым проявляют вымогательства, заключают в тюрьмы, пытают и подвергают давлению только потому, что они иранцы. Автор статьи пишет, что лично знаком с шестью иранскими гражданами и двойными американцами иранского происхождения, которым ФБР предложило заниматься шпионажем против своей страны. Хотя некоторые из этих людей смогли легко отклонить данное предложение, однако некоторые из них оказались под сильными угрозами, давлением и неоднократными запросами со стороны ФБР. Неясно, насколько распространена эта форма принуждения и вымогательства в отношении иранских граждан, некоторые примеры которых недавно были раскрыты. Многие люди, оказавшиеся под таким давлением, могут не захотеть раскрыть случившееся с ними из-за того, что они приняли их предложение или из-за опасений преследований в Иране. На доктора Сируса Аскари, Масуда Сулеймани и Маджида Тахери обратило особое внимание дипломатическое ведомство в связи с их академическим статусом и социальными привилегиями. Они были освобождены из ужасных тюрем США и длительных тюремных сроков под залогами на сотни тысяч долларов по необоснованным обвинениям. Но неизвестно, сколько других иранских граждан подвергаются давлению и пыткам в неизвестных американских тюрьмах в тех же условиях, что был доктор Сирус Аскари. Кроме того, многие иранцы в лагерях беженцев в других пунктах мира и на пути миграции в развитые страны, могут неоднократно сталкиваться с такими предложениями иностранных правительств.
 
Как объясняет Лаура Скор, доктор Сирус Аскари - не единственный, к кому полиция ФБР обратилась с просьбой шпионить за Ираном в обмен на деньги. Лаура Скор, которая более 16 лет изучает политическую ситуацию в Иране и американо-иранские отношения, пишет, что большинство иранцев, проживающих в Соединенных Штатах, или иранцев, которые едут в США, столкнулись с такими предложениями ФБР.
 
Скор пишет: «По крайней мере шесть иранцев или иранских американцев указали мне лично на такие предложения. Все считают этот вопрос ужасным событием, потому что контакты с ними разведки и службы безопасности США вызывают подозрения в шпионаже, когда они возвращаются в Иран. У некоторых из этих людей были простые встречи, телефонный звонок от ФБР, семейный разговор и обмен визитками, а также отказ от заявки ФБР без каких-либо проблем. Но есть и другие, с которыми агенты неоднократно связывались, им угрожали и подвергали судебным разбирательствам, которые оставили их в беде годами. Метод ФБР по делам контрразведки с целью привлечения шпионов, действует как запугивание следователей по отношению к свидетелям в суде: они ищут слабые места в их делах, чтобы использовать их в качестве рычага давления для того, чтобы превратить их в агентов разведки. Они ищут малейшую ошибку в иммиграционных документах определенного человека или любую возможную небольшую ошибку в несоблюдении санкций и для достижения своих целей они пугают человека суровыми штрафами и возможностью длительного лишения свободы».
 
 
Арест на ступеньках к самолету
 
Младшая дочь Сируса Аскари Сара родилась в США и получила гражданство этой страны. Двое старших детей Сируса Аскари, Мухаммед и Захра, учились и жили в США. Аскари вернулся в Иран после окончания Дрексельского  Университета в Филадельфии и преподавал в Технологическом университете имени Шарифа. Многие из его учеников впоследствии стали экспертами и старшими исследователями в крупных американских лабораториях. 21 июня 2017 года Сирус Аскари и его жена Фатима садились в самолет для поездки для встречи с детьми. План состоял в том, чтобы навестить Мухаммеда в Нью-Йорке, а затем отправиться в Калифорнию, чтобы встретиться с Захрой и ее мужем. Но когда они вышли на трам самолета в международном аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке, к ним подошли два офицера. Офицеры сопровождали Аскари от лестницы самолёта до комнаты в аэропорту, где несколько агентов ФБР ждали Аскари. Агенты ФБР сообщили Аскари, что он задержан по серьезным обвинениям.
 
Обвинение содержалось в запечатанном конверте у офицеров, но Аскари сказали, что они не могут раскрыть содержание его обвинений в аэропорту.
Офицеры предложили Аскари: либо отвести его оттуда в центр заключения, либо в отель с ними под стражей для оглашения обвинительного заключения. В отеле Аскари было передано 12-страничное обвинительное заключение, согласно которому, Аскари был обвинен в краже коммерческой тайны, подделке виз и 11 случаях почтового мошенничества. Для Аскари все это было что-то новое. Он видел в обвинительном заключении ужасающую шпионскую историю. Обвинения против Аскари были связаны с его визитом в Case Western Reserve University четыре года назад, где он провел четыре месяца для исследования. Многие бывшие коллеги и однокурсники Аскари работали в этом университете. Согласно обвинительному заключению ФБР, Аскари путешествовал в 2013 году с целью «кражи коммерческих секретов, изобретений и интеллектуальной собственности» компании, производящей промышленные клапаны для правительства Ирана. Офицеры ФБР, сопровождавшие его в отель, напомнили Аскари, что обвинения могут привести к годам тюремного заключения. Согласно обвинительному заключению, собранные доказательства были получены в распоряжение в ходе прослушивания телефонных разговоров, которое позволило ФБР, а также в ходе доступа ко всем его электронным письмам до, во время и после того визита в 2013 году.
 
По мнению Аскари, все обвинения в его адрес были безосновательны. То, что в обвинительном заключении называлось «коммерческой тайной», было общей темой исследований, широко обсуждаемой в материаловедении и металлургии. Аскари полагал, что, если правительство США намерено привлечь его к ответственности по этому обвинению, у него будет шанс победить в суде. Офицеры ФБР сказали Аскари: «Мы до сих пор не проиграли ни одного дела», а Аскари ответил им: «Так, это будет ваше первое поражение».
 
Жена Сируса Аскари Фатима после этого разговора с агентами ФБР поехала в дом своего сына Мухаммеда, но доктор Аскари остался в отеле, чтобы провести ночь до утра в отеле под охраной. На следующий день ему сообщили в Кливлендском федеральном здании, что его отправят в тюрьму, пока его дело не будет рассмотрено. Аскари отправили в тюрьму для взрослых округа Лейк в штате Огайо. Это - тюрьма для опасных преступников. Там провел доктор Аскари в одиночной камере следующие 72 дня.
 
 
Пятилетняя ловушка
 
Большая ловушка, расставленная для найма доктора Сируса Аскари в качестве шпиона, относилась к 5 годам ранее. По словам Лоры Скор, этот иранский профессор университета решил поехать в США на некоторое время в 2012 году. В связи с тем, что у него был один год времени для исследования, он решил поехать в США на некоторое время, чтобы участвуя в исследовательской работе или за счет преподавания покрыть тяжелые расходы своих детей, обучающихся в США. После некоторого времени попыток Аскари понимает, что для него нет возможности для исследования или обучения. Следовательно, он решил поехать в США по нерабочей визе, чтобы навестить свою семью. Вскоре после поездки в Соединенные Штаты он вдруг понял, что у него есть исключительная возможность для исследований в Университете Кейс. Тогдашний директор лаборатории материалов Университета Кейс Артур Хауэр сказал доктору Аскари, что он может работать на этой должности, только ему нужно выполнять свою работу на добровольной основе, пока его виза не станет рабочей, после этого он получит заработную плату за этот период. 
 
После нескольких недель работы в лаборатории материалов Университета Кейс Хауэр просит Аскари протестировать несколько лабораторных образцов, предоставленных деловым партнером Swagelok. Лабораторные образцы были изготовлены из нержавеющей стали, которая была произведена по инициативе этой компании, т.е. холодной карбонизации стали. Аскари работал в университете Кейс три месяца, пока Артур Хауэр не сообщил ему, что у него нет шансов превратить визу в рабочую.
 
Аскари вспоминает, что Хауэр сказал ему: «Правительство США стало чутко относиться к вашей деятельности в Соединенных Штатах». Аскари продолжал работать в университете Кейс Вестерн, пока в лаборатории не нашли замену, и в конце концов получил зарплату от директора лаборатории в качестве награды за несколько месяцев волонтерской работы. В то время Аскари не знал, что правительство США раставляет ловушку и собирается втянуть его в неё за шпионаж. Однако всего через месяц после окончания работы в университете Кейс Вестерн он обнаружил первые признаки попытки его вербовки.
 
В апреле 2013 года, когда он вернулся в свою квартиру, на входе он увидил визитку. Специальный агент ФБР Мэтью Олсон дал ему визитную карточку. Аскари связывается с указанным агентом. Агент ФБР встречается с доктором Аскари в соседнем кафе. В то же время Агент ФБР раскрывает намерение правительства США нанять Аскари. Он говорит Аскари, что готов дать ему 5000 долларов, если он получит и подпишет бумашку от другого человека в том же кафе. Аскари серьезно отвергает это предложение и вскоре возвращается в Иран.
 
Человек, который должен был передать документ Сирусу Аскари на подпись, был специальным агентом Тимоти Боггсом, одним из агентов антиразведки ФБР, специализирующимся по Ирану. Когда Боггс услышал от тайного агента в университете Кейс, что иранский ученый из Университета имени Шариф приехал в университет для исследования, он почувствовал, что у него есть хорошая возможность пообщаться с человеком из Ирана, который может иметь тесные отношения с военными или учеными-ядерщиками. Туристическая виза Аскари для поездки в США была именно той слабой стороной вопроса Аскари, которую Боггс хотел использовать в качестве рычага давления. 
 
Боггс начал расставлять ловушку для Аскари до того, когда Аскари столкнулся с агентами ФБР. Боггс несколько раз связывался с Артуром Хауэром в университете Кейс Вестерн. В этих контактах Боггс понял, что, вопреки его ожиданиям, никакая деятельность Аскари в лаборатории университета Кейс не была конфиденциальной или коммерческой тайной. Несмотря на все это Боггс проверил темы электронных писем Аскари, чтобы найти что-то подозрительное в его контактах. Он считает, что контакты Аскари с университетом Кейс до его приезда в США, а также продолжение его связей с коллегами в университете имени Шариф можно расценить, как «подозрительными».
 
Боггс просит у местного суда разрешения на подслушивание и доступ к электронным письмам Аскари. На допросе он написал, что контакты Аскари с университетом имени Шариф, часть бюджета которого обеспечивает иранское правительство, свидетельствуют о его подозрении в обходе санкций против иранского правительства. Агент ФБР получает разрешение на проверку электронной почты Аскари и начинает проверку всех его электронных писем без уведомления Аскари. В ходе данного процесса агент контрразведки ФБР может создать фальшивое дело для Аскари. Электронное письмо от студента, предлагавшего проект холодной карбонизации для нефтехимической промышленности, контакты Аскари в поисках работы в США, работа по туристической визе в университете Кейс и изучение образцов нержавеющей стали с холодной карбонизацией компании Swagelok превратились в судебное дело для Аскари. Это дело, которое посадило его в тюрьму округа Лейк четыре года спустя после того, как он отклонил предложение ФБР заниматься шпионажем.
 
 
Медвежья услуга
 
Попытка Аскари найти надежного адвоката осталась без результата. Адвокат в Нью-Йорке говорит семье Аскари, что он согласится работать по его вопросу в случае, если ему заплатят вперед 500 000 долларов. В результате семья обращается к государственным адвокатам. Первый адвокат Сируса Аскари - это Эдвард Брайан, который просит у суда освободить Аскари под залог. Судья предлагает, что может временно освободить Аскари для проведения переговоров с ФБР в отеле. Аскари отказывается и остается в тюрьме. Команда ФБР идет на встречу с Аскари в тюрьме. Эдвард Брайан говорит автору статьи Лауре Скор, что он никогда не видел переговоров с такими многими истцами за два десятилетия его работы в качестве адвоката. По словам Брайана, ФБР большую часть интервью задавали вопросы об Иране. Он говорит: «Именно там я узнал, что это было дело контрразведки, которое было прикрыто в форме дела о краже коммерческой тайны». По словам Брайана, во время интервью у Аскари спросили о военных и ядерных проектах Ирана, об именах профессоров университета имени Шариф, которые нашли в его электронной почте. Аскари не ответил ни на один из этих вопросов и вместо этого рассказал им историю о медвежьей услуге, и в конце сказал: «Моральный результат этой истории состоит в том, что никогда не заводи дружбу с глупыми людьми! Даже если они очень сильные». Асгари был доволен результатом данной встречи. Он думал, что дал понять для ФБР, что не желает сотрудничать с ним, и у него есть четкие красные линии. Суд разрешил освободить его под залог, но его опять арестовали, прежде чем он смог покинуть здание полиции ФБР в Кливленде. На этот раз его арестовывали сотрудники таможни и иммиграционной службы США по обвинению в въезде в США без визы. Паспорт Аскари конфисковали, когда он и его жена были арестованы на ступенях у самолета. Хотя его паспорт был конфискован ФБР и он был задержан ФБР, однако иммиграционный департамент задержал его. На его визе никогда не ставили штамп для въезда в США, и штамп в его паспорте был поддельным для того, чтобы втянуть в ловушку иностранных объектов.
 
Теперь единственная юридическая проблема Аскари - это не просто фальшивое обвинительное дело ФБР о краже коммерческой тайны. Его обвинили в незаконном въезде на территорию США, хотя он думал, что приехал по действующей визе. Аскари сказал Лауре Скор: «Мне хотелось выиграть это дело в американском суде против американского судьи и присяжных, потому что с самого начала я знал, что не сделал ничего плохого».
 
 
Задержание для убийства
 
Задержание Аскари иммиграционной службой стало для него началом тяжелого периода. Аскари смог доказать свою невиновность в суде. Его адвокаты заявили, что он готов добровольно депортировать из Соединенных Штатов после того, как суд оправдал его. Но когда американские прокуроры поняли, что у них нет шансов получить обвинительный приговор против Аскари, они объявили, что сняли все обвинения, но не позволили ему покинуть суд во время его оправдания. В тот самый момент, когда было объявлено об окончании судебного процесса и оправдании Аскари от обвинений  он был арестован сотрудниками таможни и иммиграционной службы США.
 
Повторный арест Аскари иммиграционной службой был началом семимесячного периода его моральных и физических пыток, чтобы отомстить за его отказ шпионить в пользу США. Сирус Аскари был в нестандартных центрах содержания под стражей для иммигрантов за короткий период содержания, для депортации нелегальных иммигрантов из США.
 
В этот период доктор Аскари заболел разнообразными заболеваниями. Страдая от хронического заболевания печени и высокого кровяного давления, во время незаконного заключения у него в ноге образовались сгустки крови, так что он некоторое время не мог стоять на ногах, а тюремные власти даже отказались предоставить ему инвалидную коляску. Доктор Аскари в конце концов заразился коронавирусной инфекцией из-за ужасных условий содержания иммигрантов в США во время пандемии коронавируса. Правительство США в течение некоторого времени заявляло, что Иран не желает принимать доктора Аскари, хотя Аскари настаивает на том, что он въехал в США по двухлетнему иранскому паспорту и ему не нужно было выдавать новый документ для въезда в Иран. 
 
Источник: The New Yorker
 
Лаура Скор, американская журналистка и исследовательница, которая регулярно пишет для Foreign Policy, The New Yorker, The New York Magazine и ряда других важных американских изданий, является одной из журналистов, которые за последние 16 лет проявили большой интерес к политической ситуации и взглядам Ирана. С 2004 по 2012 год она совершила пять поездок в Тегеран, чтобы составить и завершить свое исследование по Ирану. В течение этого периода она написала в американских СМИ множество статей об Иране, политике в Иране и внутриполитических конфликтах в Иране. В 2017 году Скор опубликовала книгу под названием «Дети рая: борьба за душу Ирана», в которой рассматриваются современные политические проблемы Ирана, движение за реформы и судьба группы политических активистов-иммигрантов после 2009 года. Во время заключения доктора Сируса Аскари Лаура Скор постоянно поддерживала с ним контакт в тюрьме и узнавала о его состоянии. Она во вторник подробно опубликовала в еженедельнике The New Yorker историю ареста и взятия Сируса Аскари в заложники на основе этого интервью и других интервью с осведомленными об этом деле людьми.

Тэги