Октябрь 13, 2020 14:31 Europe/Moscow
  • Неоднозначность новой геополитики Ближнего Востока

Шухра Пулаб на сайте cmess пишет: «15 сентября 2020 года соглашения о нормализации отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном были подписаны в Белом доме в присутствии президента США Дональда Трампа».

Трамп, заявляя, что люди во всем мире увидят появление нового Ближнего Востока, выразил надежду на то, что Ближний Восток будет свидетелем хороших событий. При этом, премьер-министр сионистского режима Биньямин Нетаньяху назвал подписание меморандума о взаимопонимании «историческим поворотным моментом», в котором ОАЭ и Бахрейн станут «флагманом завершения столкновений на Ближнем Востоке». Кроме того, министр иностранных дел ОАЭ Абдулла бин Заид Аль Нахайян заявил, что в результате данного соглашения в мире произойдут изменения, которые были бы невозможны без инициативы Трампа. Между прочим, глава МИД Бахрейна Абдул Латиф бин Рашид аль-Заяни назвал день заключения данного соглашения «историческим днем для Ближнего Востока».
 
Подписание этих мирных соглашений получило абсолютно разное отражение во всем мире. На Ближнем Востоке Иран, назвав заключение соглашений о нормализации отношений этих стран «кинжалом» за спиной всех мусульман и «стратегической глупостью», которое, несомненно, укрепляет ось сопротивления в регионе. Турция, угрожая разорвать дипломатические отношения с Абу-Даби и отозвав своего посла, осудила ОАЭ за «лицемерную политику».
 
Россия, как еще один критик этого дипломатического соглашения, назвала идею достижения прочного мира на Ближнем Востоке без разрешения израильско-палестинского конфликта «ошибкой». Она призвала региональных и глобальных игроков активизировать «скоординированные усилия» для решения этой проблемы. Как постоянный член Совета Безопасности ООН и член четырехстороннего института международных посредников ближневосточного урегулирования («квартет») (Россия, США, ЕС и ООН) Россия объявила готовность совместно работать в рамках дипломатических переговоров ближневосточного квартета и в тесном отношении с Лигой арабских государств. Похоже, Москва жалуется на то, что ее оставили в стороне от нового мирного процесса на Ближнем Востоке, учитывая, что Россия играла очень важную роль на Ближнем Востоке, особенно с 2015 года, когда в регионе возник сирийский кризис и всегда попыталась представить себя сторонником мира и посредником.
 
Если можно рассчитывать на обещание Трампа по поводу установления нормальных политических отношений между пятью или шестью другими арабскими странами и Израилем, можно сказать, что, когда вражда между арабами и Израилем приводит к тесному сотрудничеству, параллельно со сменой действующих лиц в соперничающих группах, региональные уравнения на Ближнем Востоке изменятся. В случае, если Иран и Турция, выступающие против этих мирных соглашений, смогут получить стратегическую поддержку России, тогда регион столкнется с большими колебаниями, особенно в Персидском заливе.
 
Этим способом:
На юге Персидского залива Израиль заключил союз с небольшими странами в этой области легких потрясений, что позволит ему работать на более широкой территории от Средиземного моря на восток до Персидского залива. Новый союз с небольшими, но богатыми странами на южном берегу Персидского залива позволяет Тель-Авиву мечтать о контроле над регионом. Подписание мирного соглашения между лидерами ОАЭ, Бахрейна и Израиля в Вашингтоне вселяет начало реализации этой мечты. Израиль стремится уменьшить свою нынешнюю изоляцию, установив отношения со странами Персидского залива и проложив путь для давления со стороны палестинцев с целью создания нового государства. Союз с арабами и при их поддержке может переместить эту изоляцию с Израиля на Палестину. В этом отношении оправдано согласие Израиля прекратить аннексию Западного берега и долины реки Иордан, чтобы заручиться поддержкой арабов.
 
Таким образом:
 
На юге Персидского залива Израиль вместе с небольшими странами региона начал тихое восстание, позволяющее ему действовать на более широкой территории от Средиземного моря на востоке до Персидского залива. Новая коалиция с небольшими, но богатыми странами на южном берегу Персидского залива позволит Тель-Авиву мечтать о контроле над регионом. Подписание мирного соглашения между лидерами ОАЭ, Бахрейна и Израиля в Вашингтоне может стать началом реализации этой мечты. Израиль стремится уменьшить свою нынешнюю изоляцию, установив отношения со странами Персидского залива и открыв путь к борьбе с давлением со стороны палестинцев с целью проведения диалога о формировании нового государства. Коалиция с арабами и заручение их поддержкой могут переместить эту изоляцию с Израиля на Палестину. В этом отношении оправдано согласие Израиля прекратить аннексию частей ЗБРИ и иорданской долины, чтобы заручиться поддержкой арабов.
 
С точки зрения стран Персидского залива Израиль является препятствием на пути снижения роли США в регионе. Для ОАЭ и Бахрейна перед лицом страха перед Ираном, обладающим превосходящей военной мощью необходимо разработать новую доктрину по национальной безопасности, легко сближающую эти государства с Израилем, с которым продолжается вражда с 1948 года со времени независимости Израиля. Спустя 72 года после формирования современного израильского режима ряд арабских и мусульманских стран приходят к выводу, что на Ближнем Востоке остается еврейское государство и надо занять новые и четкие позиции перед ним для установления разумных дипломатических и торговых отношений. Такая идея может проложить путь к нормализации отношений между арабскими странами, кроме ОАЭ и Бахрейна. Появление этой коалиции считается весьма позитивной для США, поскольку в регионе, где доминируют Иран, Россия или Турция, не обеспечиваются интересы национальной безопасности США.
 
 На севере Персидского залива Иран влиянием и присутствием в Ираке, Сирии, Йемене и Ливане с востока смотрит на Средиземное море.
 
Говорится, что усилия Ирана по наращиванию силы во всем регионе подтолкнули арабские государства Персидского залива к Израилю в поисках большей безопасности. В результате тесного сотрудничества между арабами и Израилем Иран почувствует себя более окруженным, потому что географическая связь Красного и Аравийского морей с Персидским заливом на Аравийском полуострове предоставит новым союзникам широкую географическую территорию.
 
С тех пор, когда США решили оставить судьбу Ближнего Востока странам региона, Турция и Россия также предприняли шаги, чтобы использовать условия отсутствия США в регионе.
 
Турция с неоосманскими идеями провела решающие военные операции в Сирии, Ираке и Ливии с целью стать крупным игроком в региональной конкуренции, и распространить свою роль до Восточного Средиземноморья. Турция, которая является официальным союзником США по НАТО, неоднократно обостряла двусторонние отношения с Вашингтоном до такой степени, что решение Анкары купить российскую систему противовоздушной обороны С-400 нанесло серьезный удар по нему. Следует отметить, что в последние годы напряженные отношения Турции с США и НАТО значительно улучшили ее отношения с Россией.
 
Россия в любой резолюции по Сирии также улучшила свои отношения с Израилем и Турцией, являющимися другими участниками сирийского кризиса, играя ключевую роль в игре за власть и в союзе с Ираном.
 
Перспективы позиции России после объявления о соглашении между ОАЭ и Израилем в августе, а затем соглашения с Бахрейном, остаются в основном неясными. Это указывает на дихотомию в принятии решений. С одной стороны, эта коалиция является американским событием и может стать препятствием на пути усиления роли России в регионе. В стратегии национальной безопасности России Ближний Восток считается стратегическим регионом, в котором присутствие России как региональной державы необходимо для противодействия односторонним действиям США и предотвращения их влияния в Центральной Азии и на Кавказе, а также для борьбы с экстремистскими и террористическими группировками.
 
Учитывая такую стратегию, поддержка США нормализации отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном будет мешать увеличению роли России в регионе. Таким образом, России необходимо выступить против этих соглашений и выразить традиционное мнение о том, что мир в регионе невозможен без соглашения Израиля и Палестины.
 
С другой стороны, тесные отношения между Россией и Израилем не позволяют противодействовать этому мирному соглашению и подталкивают Москву приветствовать эту коалицию. Тесные культурные, политические, экономические взаимоотношения и связи с Израилем в сфере безопасности делают безопасность Израиля в ближневосточной политике России более важной.
 
Владимир Путин был первым президентом России, который посетил Израиль в 2005 году. С тех пор на основе общих интересов и долгой истории сотрудничества он называет Израиль «особой страной». У обеих стран есть общие интересы, такие как поддержание стабильности на Ближнем Востоке, предотвращение любых столкновений между российскими и израильскими силами в Сирии и аналогичный подход к экстремистским группировкам, таким как ДАИШ и Аль-Каида.
 
Несмотря на эту дихотомию, стратегические интересы России требуют, чтобы она дала приоритет расширению своей роли спасителя мира и ключевого игрока в решении проблем Ближнего Востока. Попытки Путина разработать стратегии на уровне планов  США в соответствие со стратегиями Вашингтона представляют хорошее решение для выбора перспективы России в отношении израильско-арабской коалиции. Так, оправдывается заявление Москвы о готовности совместно работать в рамках переговорщиков четырехстороннего института международных посредников ближневосточного урегулирования и в тесной координации с ЛАГ.
 
 В целом, решимость США сократить свое присутствие в регионе приводит к нарушению политического баланса на Ближнем Востоке и формированию новой региональной геополитики, которая с большим количеством участников и противоречащих интересов конкурентов может увеличить возможность возникновения иных движений в регионе. В этом случае соглашения между арабскими странами и Израилем не обязательно означают вступление в период мира в регионе. Кроме того, это может иметь потенциал для эскалации напряженности. Загадка баланса между двумя лагерями на севере и юге Персидского залива еще не завершена, перспективы на будущее неясны из-за двойных стратегических интересов России. 

Тэги