Ноябрь 30, 2020 20:41 Europe/Moscow
  • Почему Москва молчит перед военными жестами Анкары?

Эрдоган стремится к военному присутствию в Азербайджане.

Как сообщает Al-Monitor, турецкое правительство получило разрешение от парламента этой страны на военное присутствие в Азербайджанской Республике. Это демонстрирует, что Реджеп Тайип Эрдоган преследует какие-то цели, стоящие за соглашением с Россией о создании совместного центра мониторинга над процессом прекращения огня в Нагорном Карабахе. По видимости, даже после того, как Россия установила соглашение о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном и развернула свои войска для наблюдения за процессом в спорном регионе Нагорного Карабаха, Эрдоган намерен серьезно поддерживать своего союзника, т.е. Азербайджан.

Турецкий парламент недавно разрешил Эрдогану отправить войска в Азербайджан, в то время, как у Анкары и Москвы ряд разногласий в отношении деталей центра совместного мониторинга над процессом прекращения огня, который должен быть расположен в Республике Азербайджан, вдали от зоны Нагорно-Карабахского конфликта. Данное разрешение на один год позволяет Эрдогану определять время, место и масштабы военных миссий. Разрешение распространяется на заранее оговоренное присутствие турецких войск в центре совместного мониторинга, обязательства страны перед Азербайджанской Республикой в соответствии с двусторонним соглашением о «Стратегическом партнерстве и взаимной поддержке», а также на другие цели, такие как реализация процесса прекращения огня, предотвращение насилия, установление мира и стабильности в регионе, и защита интересов Турции. 

 

А зачем нужно Эрдогану данное разрешение?

В соглашении, достигнутом 10 ноября, президент России Владимир Путин выступил против присутствия турецких миротворцев в Нагорно-Карабахском регионе. Переговоры между двумя странами показывают, что роль Турции в конфликте ограничивается присутствием военных экспертов в центре совместного наблюдения и наблюдения Анкары при помощи беспилотников, и что они не имеют право выполнять любую оперативную военную миссию, в том числе непосредственный мониторинг над процессом прекращения огня в пределах определенного района и предотвращение нарушения режима прекращения огня.

Кроме того, в настоящее время турецкие войска присутствуют в Азербайджанской Республике в соответствии с Соглашением о стратегическом сотрудничестве и взаимной помощи, подписанным в 2010 году. Они практически сыграли важную роль в планировании и организации войны в Нагорно-Карабахском регионе, а также в использовании Азербайджаном во время конфликта вооруженных беспилотников турецкого производства. Некоторые могут считают, что это разрешение было необходимо для того, чтобы юридически гарантировать права турецких войск, уже находящихся на территории Республики Азербайджан, так как служба за границей способствует дополнительным преимуществам для данных солдат. Однако, такое действие по-прежнему может считаться признаком того, что Турция прилагает усилия для подготовки вне рамках того, что они согласовали с Россией, по созданию центра совместного мониторинга. Анкара может рассматривать военное присутствие для других событий, таких как военное вмешательство и даже война. Бывший посол Турции в Баку и нынешний член комитета по иностранным делам парламента Турции Йональ Чуйкоз считает, что разрешение намного шире, чем требуется для центра совместного мониторинга. "Я думаю, что Эрдоган пытается расширить масштабы этого вопроса и использовать его во внутренней политике. Нам достаточно Соглашения о стратегическом сотрудничестве и взаимной поддержке" - заявил он в беседе с Al-Monitor.

Однако Чуйкоз считает, что ссылка на Соглашение о стратегическом партнерстве и взаимной помощи также является рискованным шагом, так как данный документ содержит правила, аналогичные принципу коллективной обороны НАТО. Согласно статье 2 данного соглашения, в случае военного нападения на одну из сторон, другая сторона может защищать ее в соответствии со статьей № 51 Устава ООН в отношении самообороны. Пункты 7 и 8 соглашения также касаются координации военного командования и оборудования, инфраструктуры и логистической поддержки в совместных военных операциях в соответствии с пунктом № 2. Таким образом, ссылаясь на это соглашение, турецкое правительство практически получило лицензию на войну. "При такой цели, данное постановление устраняет необходимость в отдельном разрешении", - продолжает Чуйкоз. В свою очередь, известный турецкий критик в России, Айдын Сезер, аналогичным образом поставил просьбу Эрдогана о разрешении от турецкого парламента под вопрос, подчеркнув, что после того, как Россия взяла контроль над этим вопросом и достигла соглашения о прекращении огня, возобновление боевых действий в регионе считается маловероятным. "Центр совместного мониторинга с русскими не нуждается в присутствии войск. Это будет центр технических консультаций", - отметил он в интервью Al-Monitor.

Он добавил: "У Турции нет возможности вмешаться в случае возможных нарушений. Любое нарушение соглашения со стороны Армении будет в ущерб этой стране, и даже если это произойдет, Россия - это страна, которая может вмешаться в вопрос". По словам Сезара, внутренняя политика остается единственным оправданием. Такое разрешение дает понять турецкому общественному мнению, что страна по-прежнему активна в военном отношении и имеет влияние в Азербайджане. "В настоящее время у нас свои военные советники и инструкторы в Азербайджане в соответствии с пунктом № 2 соглашения о стратегическом сотрудничестве и взаимной поддержке. Они прибыли в Республику Азербайджан не с разрешения парламента. Они прибыли на военную подготовку и остались там. Теперь может возникнуть проблема с зарплатами их подчиненным, поэтому такая лицензия может стать решением. Однако, с политической точки зрения, это совершенно бессмысленное действие. Это показывает Азербайджанскую Республику, как слабое государство, хотя она смогла взять у Армении все оккупированные свои территории и части Нагорного Карабаха", - добавил он.

Сезар убежден, что сторонники РФ в Республике Азербайджан недовольны повышением политического и военного влияния Турции в этой стране, в то время, как сторонники Турции и Запада негативно оценивают возвращение России в эту страну. Он продолжает, хотя такие разногласия практически не выражаются, президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев пытается удовлетворить обе стороны, т.е. Турцию и РФ в отношении вопроса Нагорного Карабаха.

Внутри страны, турецкие СМИ описывают получение данной лицензии, как признак растущего влияния Турции от Западной Азии и Африки до Кавказа и Средней Азии и подчеркивают этнические связи и исторические общности между Турцией и Республикой Азербайджан. Многие проправительственные СМИ использовали в своих статьях общий заголовок: "Воссоединение через 102 года! Турецкие войска будут отправлены в Азербайджан". В этих неоднократных репортажах и статьях мы читаем: "Спустя 102 года после освобождения Баку от армянских негодяев и большевистских оккупантов, турецкие войска снова отправляются с миротворческой миссией в Азербайджан. Воссоединение одной нации и двух стран еще раз было записано в истории и доказано всему миру. Создав коридор мира от Каспийского моря до Средиземного моря, и контролируя этот чувствительный и стратегический регион, Турция установит мир, спокойствие и стабильность в регионе и во всем мире". В данных репортажах указывается, что в настоящее время турецкие вооруженные силы присутствуют в 15 странах Азии, Африки и Европы.

Согласно соглашению от 10 ноября, Республика Азербайджан может быть связана с Нахичеванской Автономной Республикой,которая является частью Азербайджанской Республики, но отделена от главной части этой страны и расположена в самом сердце Армении, через новый транспортный маршрут. Этот район также имеет небольшую границу с Турцией. Тот же пункт в соглашении вызвал излишние ожидания в Турции: теперь турки ожидают, что Нахичеванский коридор соединит их с тюркоязычными республиками Центральной Азии и восстановит торговые маршруты Шелкового пути.

Фактически, согласно новому соглашению, российские войска вернутся в Азербайджан, спустя восемь лет после ухода с базы Кибла. Москва показала, за кем последнее слово в Кавказском регионе. Поэтому понятно, почему она согласилась создать центр совместного мониторинга с Турцией и хранила молчание перед лицом военных жестов Анкары. Хотя обе стороны не упоминают вызовы и проблемы в официальных заявлениях, на техническом уровне проявляются проблемы. В ходе двухдневных переговоров в Анкаре на прошлой неделе стороны не достигли соглашения о технических деталях. Турецкая сторона, по всей видимости, требует разместить небольшую группу своих войск в районе Нагорного Карабаха вместе с российскими миротворцами, но Москва только согласилась на наблюдение Анкары с помощью беспилотников и не разрешила турецким войскам размещаться в зоне конфликта. Тупиковая ситуация в переговорах в конечном итоге вынудила российскую делегацию вернуться в Москву для консультаций.

Тэги