Май 25, 2019 15:42 Europe/Moscow

В годы после американского вторжения в Афганистан Китай систематически относился к этой проблеме сквозь призму экономического прагматизма.

Фактически, присутствие Пекина в Афганистане после вторжения США было в значительной степени ограничено разработкой его минеральных ресурсов. Китай, в частности, подписал с правительством Афганистана контракт на разработку рудника Айнак на сумму 3 млрд. долларов. Инвестиции Китая в Афганистан сделали его третьим торгово-экономических партнером Кабула.

Экономические перспективы Китая в отношении Афганистана не означают, что соображения безопасности Пекина игнорируются. Китайские государственные и частные компании активно инвестируют в страны Центральной Азии, в частности Афганистан. Китай в значительной степени отказался уделять приоритетное внимание вопросам безопасности, по крайней мере, в средствах массовой информации и заявлениях об Афганистане.

Однако позднее из-за увязки экономического сотрудничества с соображениями безопасности Китай усилил свое участие в вопросах безопасности Афганистана с 2012 года и пытается играть важную роль в качестве посредника в афганском мирном процессе. По состоянию на сентябрь 2012 года Китай и Афганистан подписали несколько торгово-экономических соглашений и договоренности в сфере безопасности.

Помимо инвестиций Китая в вопросы безопасности в Афганистане, похоже, что у Пекина есть две главные проблемы относительно Афганистана. Во-первых, с точки зрения Китая, продолжение небезопасности и нестабильности в Афганистане наносит удар по проекту реконструкции "Одного пояса, одного пути", Нового Шелкового пути. Это связано с тем, что Китай вложил значительные средства в возрождение транзитного коридора, что, как ожидается, будет способствовать реализации плана в Пакистане и Афганистане, а также в некоторых других странах региона.

Во-вторых, Китай обеспокоен распространением экстремизма из Афганистана на Синьцзян и превращением Афганистана в опорную базу уйгурских сепаратистов, добивающихся образования так называемого Восточного Туркестана. Фактически, Пекин хорошо осведомлен о намерениях США использовать Афганистан для сдерживания Китая и поэтому пытается предотвратить такие угрозы путем укрепления связей с Афганистаном и Пакистаном.

Визит А. Абдуллы в Пекин в мае 2016 г.

 

Обещание Пекина увеличить помощь Кабулу, дипломатические усилия Пекина по организации переговорного процесса между Афганистаном и Пакистаном, а также переговоры между талибами и центральным правительством свидетельствуют о заинтересованности Китая в Афганистане. В октябре 2014 года Китай пригласил президента Афганистана Ашрафа Гани принять участие в конференции «Сердце Азии» .В ходе визита Ашраф Гани договорился с китайскими властями в 2014 году, что Китай будет обучать афганских дипломатов и выделит 330 млн. долларов в помошь Афганистану в течение трехлетнего периода. Китай также пригласил Афганистан присоединиться к китайско-пакистанскому экономическому коридору. Была достигнута договоренность о создании на территории Афганистана китайской военной базы, но Пекин опровергает эти сообщения.

Учитывая очевидное антикитайское измерение присутствия США в Афганистане, Пекин в последние годы пытается играть более активную роль в политических процессах Афганистана, которые не зависят от Соединенных Штатов. В связи с этим следует выделить активное участие Китая в переговорах международных и региональных организаций, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества по Афганистану, многосторонних переговоров в формате Китай-Афганистан-Пакистан, трио России, Индии и Китая, наряду с двусторонними контактами Китая и Афганистана с целью политического решения проблемы мира в Афганистане.

После этих дипломатических шагов глава правительства национального единства Абдулла Абдулла в 2016 году поддержал позицию Китая по Южно-Китайскому морю и его усилия по решению проблем данной акватории мирными средствами. В свете противоречивой позиции Вашингтона по вопросам Южно-Китайского моря, позиция Абдуллы показала, что отношения Пекина с Кабулом находятся на подъеме.

Представление нового посла КНР в Кабуле

 

Большая часть экономического присутствия Китая в Афганистане и стремление Пекина к политическому сотрудничеству в области безопасности с Кабулом сопровождались смятением Америки. Это особенно обострилось в эпоху администрации Дональда Трампа, которая заняла агрессивную позицию в отношении Китая. Несмотря на то, что экономические инвестиции стран региона, включая Китай, Россию и Иран в Афганистан, оказывают сильное влияние на укрепление правительства национального единства и стабильность в Афганистане, Соединенные Штаты серьезно опасается регионального сотрудничества в Афганистане.

В частности, Афганистан является членом Организации экономического сотрудничества (ОЭС) и ШОС. В представлении США, усиление экономического и политического присутствия Китая в Афганистане может привести к устранению одного из наиболее важных препятствий на пути восстановления Шелкового пути, а именно небезопасности в Афганистане. Таким образом, Вашингтон пытается предотвратить расширение экономического присутствия Китая в Афганистане или создать своего рода экономический баланс против Китая в Афганистане, используя возможности таких стран, как Индия. Инициатива администрации Обамы по запуску проекта «Нового Шелкового пути» и его одобрение в Конгрессе не оставило никаких сомнений у пекинских чиновников в том, что Вашингтон использоует любую возможность, включая ситуацию в Афганистане, для нанесения ударов по плану восстановления Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП).

В последние годы в связи с разоблачением планов США по развертыванию террористической группы ИГИЛ в Афганистане резко возросли проблемы безопасности Китая в Афганистане. В частности, ряд членов ИГИЛ являются представителями уйгурских сепаратистов, связанных с так называемым Восточно-Туркестанским движением, которые борются за независимость китайской провинции Синьцзян при поддержке Соединенных Штатов.

После поражения террористической группы ИГИЛ в Ираке и Сирии Соединенные Штаты, перебросив эту группировку в Афганистан, пытаются предотвратить восстановление стабильности в этой стране и оправдать свое продолжающееся военное вмешательство в Афганистане, а с другой стороны, использовать ее для нанесения ударов по ​​Китаю, России и Ирану. Вашингтон в эпоху Трампат активно экспортирует экстремизм из Афганистана в мусульманские регионы Китая с целью усиления конфликтов в различных областях, включая войну тарифов, проблемы Южно-Китайского моря, права человека и односторонний произвол США.

При таких обстоятельствах создается впечатление, что Китай, в отличие от первых лет после терактов 11 сентября, решил повысить уровень безопасности и даже наращивает свое военное присутствие в Афганистане. Китай взял на себя часть финансовых и военных расходов для сил безопасности Афганистана с 2015 года. Ряд китайских войск был развернут для проведения антитеррористического патрулирования на границе. В марте 2017 года Пентагон впервые подтвердил присутствие китайских вооруженных сил в Афганистане в рамках совместного антитеррористического патрулирования с афганскими силами вдоль границы.

Власти Китая надеялись, что по мере развития отношений с Афганистаном за счет сотрудничества с Пакистаном можно будет предотвратить любые антикитайские инициативы США в Афганистане. В связи с этим, после того, как Трамп выступил с резкой критикой Пакистана в рамках новой стратегии США в отношении Афганистана, правительство Китая первым ответило на эту критику. Министр иностранных дел Китая Ван Йи в разговоре со своим пакистанским коллегой, высоко оценив огромные усилия Пакистана по борьбе с терроризмом, призвал международное сообщество поддержать роль Пакистана в этом деле. По данным Центрального банка Пакистана, за последние четыре года США и Китай инвестировали в Пакистан соответствено 533 миллиона и 2,8 миллиарда долларов, но Пекин планирует довести свои капиталовложения до 50 миллиардов долларов.

Как и Россия, Китай также не хочет, чтобы Соединенные Штаты занимались всеми военными, политическими, экономическими вопросами и проблемами безопасности в Афганистане. В первые годы Пекин и Москва не желали особо ухода США из Афганистана, в то время у России также не было желания присутствовать в Афганистане из-за экономических и финансовых ограничений и негативной памяти присутствия Советской армии в Афганистане. Китай также неохотно освещал вопросы безопасности и военные проблемы Афганистана, учитывая приоритет экономического подхода к другим сферам своей обширной внешнеполитической стратегии.

Но в последние годы негативные аспекты военной интервенции США в Афганистане, в том числе поддержка Вашингтоном террористической группировки ИГИЛ, создали серьезные опасения для Китая и России, и эти две страны стремятся усилить свое военное присутствие и присутствие в сфере безопасности в Афганистане. 

В такой ситуации трехстороннее сотрудничество между Китаем, Россией и Ираном имеет важное значение для стабилизации Афганистана и предотвращения напряженности, провоцируемой США. В этой связи бывший президент Афганистана Хамид Карзай указал на важную роль Ирана, России и Китая в афганском мирном процессе, отметив , что «мирные усилия будут бесплодными без сотрудничества с соседними странами. Действительность заключается в том, что единственный способ положить конец афганскому конфликту - это инициация мирного диалога, а не присутствие американских войск в Афганистане. Потому что неправильная политика США В Афганистане унесла жизни тысяч мирных людей. Карзай в ходе выступления на афганском мирном саммите в Москве в ноябре 2018 года подчеркнул: «С участием стран региона был достигнут значительный прогресс в мирном процессе».

Тэги

Комментарии