Май 09, 2020 19:17 Europe/Moscow
  • Дополнительная роль порта Чабахар с портами Гвадар и Фуджейра

Западные СМИ и некоторые связанные с ними средства массовой информации негативной пропагандой пытаются создать конфронтацию между свободной экономической зоной и портом Чабахар в Иране и портами Гвадар в Пакистане и Фуджейра в ОАЭ.

Это в то время, как подход Ирана к этим портам, в том числе к пакистанскому порту Гвадар, не конкурентный, а основан на взаимных отношениях. Иран и Пакистан имеют общую границу длиной более 900 километров. Кроме того, в 2018 году обе страны подписали соглашение о братстве между портами Чабахар и Гвадар, считая два порта взаимодополняющими в торговле и экономике. Чабахар находится всего в 140 км. от порта Гвадар.
 
Находясь между портом Гвадар и Ормузским проливом, порт стал более важным. Чабахар также считается более безопасным маршрутом в Афганистан и Центральную Азию, поскольку он проходит только через Иран. По глубине воды и естественному состоянию побережья, порт Чабахар способен принимать суда грузоподъемностью более 100 тысяч тонн, и, что наиболее важно, этот порт расположен в стране, известной, как самая стабильная.
 
Интеграция Ирана и Пакистана с двумя дополняющими стратегическими портами 

 

Министр иностранных дел Ирана доктор Джавад Зариф, во время своего визита в Чабахар в 2018 году, указав на взаимодополняющую роль двух портов Чабахар и Гвадар, заявил: «Чабахар и Гвадар - это не два конкурирующих порта, а стратегические партнеры. Неправильно смотреть на отношения между ними как на игру с нулевой суммой ... Мы хотим, чтобы Чабахар действовал, как дополняющий элемент в китайско-пакистанском экономическом коридоре».

Один из наиболее важных вопросов вокруг геополитического положения и разных возможностей Чабахара – это сравнение его с портом Гвадар в Пакистане, который реализуется в рамках китайско-пакистанского экономического коридора по инициативе «Один пояс – один путь». Как упоминалось в предыдущих программах, в последние годы китайско-пакистанские отношения значительно расширились в политической и экономической сферах. В 2017 году 27 процентов импорта Пакистана, т.е. более 15 миллиардов долларов, обеспечил Китай. В этой сфере Китай является первым торговым партнером Пакистана.

Пекин начал развивать порт Гвадар в середине 2013 года в рамках китайско-пакистанского экономического коридора стоимостью в 46 миллиардов долларов. КНР прилагает усилия в сотрудничестве с Пакистаном в рамках проекта «Один пояс – один путь», который включает не менее 68 стран и сотни проектов. Одним из наиболее важных проектов является соединение провинции Синьцзян с пакистанским портом Гвадар. У Китая есть долгосрочные цели в Пакистане и порту Гвадар. Соединяя Синьцзян с Аравийским морем, Китай получит доступ к важному промежуточному экономическому маршруту в один из крупнейших экономических центров в Западной Азии, т.е. Оманскому морю и Персидскому заливу. Порты Гвадар и Чабахар в соседстве с Ормузским проливом имеют большое значение, как первый пункт для импорта нефти. По данным МАГАТЭ, к 2040 году спрос на нефть в Китае вырастет примерно на 80%.
 
Ожидается, что завершение проекта «Один пояс - один путь» к 2030 году поможет экономическому росту Пакистана. Кроме того, согласно данным Центра исследований прикладной экономики в Карачи и Комиссии по планированию Пакистана, в течение последующих 15 лет в рамках проекта «Один пояс - один путь» будет создано от 700 тысяч до 800 тысяч рабочих мест, в основном в сферах инфраструктуры, энергетики и транспорта. Это замечательно с учетом 40-процентного уровня безработицы среди молодых пакистанцев. В перспективе китайской инициативы «Один пояс - один путь» также планируется подключение к газопроводу ТАПИ (газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Этот план может также облегчить доступ к рынку Центральной Азии для двух государств, обеспечивая маршрут для энергоснабжения.
 
Иран объявил о своей готовности присоединиться к китайско-пакистанскому экономическому коридору и, с позитивным взглядом на взаимодополняющую роль портов Гвадар и Чабахар, предложил пакистанским властям построить железную дорогу между портами Гвадар и Чабахар. В рамках этого, посол Ирана в Пакистане Махди Хонардуст на встрече с министром морских дел Пакистана в 2018 году объявил: «Сотрудничество Ирана с целью развития порта Чабахар не ограничивается в Индии и Афганистане. Иран будет использовать потенциал всех стран для развития порта Чабахар».
 
Расширение взаимоотношений между двумя портами Чабахар и Гвадар выгодно не только Ирану и Пакистану, но и другим региональным государствам. Иранский профессор Университета Джона Хопкинса в США Вали Наср, указав на необходимость участия всех стран-бенефициаров в СЭЗ и порту Чабахар, говорит: «Вынуждение Индии выйти из Ирана увеличит силу Китая в регионе и сделает Гвадар единственным путем торговли из Аравийского моря и Индийского океана в Афганистан и Центральную Азию. Однако, Китай может еще больше укрепить свои позиции, обойдя санкции США и войдя в Чабахар и соединяя его с Гвадаром.
 
Дополнительное расположение портов Чабахар и Гвадар

 

Эксперты по экономическим вопросам рассматривают порт Гвадар, как дополнительную возможность для порта Чабахар и его развития. В связи с этим Гвадар может помочь Ирану в транзите и водном транспорте товаров из Центральной Азии. Эксперт по экономике Ирана Хосейн Шахдади считает: «В настоящее время только один процент торговли Ирана совершается за пределами Персидского залива, поэтому мы можем развивать порты за пределами Персидского залива и присоединить их к порту Чабахар. В то же время, с развитием Чабахара, можно помочь развитию Гвадара в качестве дополнительного порта Чабахар.

Пакистанские эксперты и исследователи также придерживаются такого мнения, что благодаря высокому экономическому потенциалу в регионе порты Чабахар и Гвадар, как два порты-побратимы могут сыграть роль не только в повышении благосостояния народов региона, но и в экономическом и торговом развитии. В частности, терминал «Шахид-Бехешти» в порту Чабахар, расположенный в 80 км. от границы с Пакистаном, может сыграть важную роль в развитии торговли и экономики региона, особенно Пакистана.

В соответствии с такой региональной интеграцией министр портов и морского судоходства Пакистана Мир Хасил Хан Бизенджо поздравил власти Ирана с открытием первой фазы порта Чабахар в 2018 году. Его присутствие на церемонии открытия показывает, что Пакистан не рассматривает порт Чабахар, как конкурента порта Гвадар. Ранее МИД Пакистана в опубликованном заявлении объявил, что порты Гвадар и Чабахар могут дополнять друг друга по региональному развитию.
 
Член сената Пакистана Тахир Хосейн Машхади в 2018 году, приветствовав ввод в эксплуатацию первой фазы терминала «Шахид-Бехешти» в порту Чабахар, отметил: «Мы надеемся, что этот порт сможет сыграть роль в повышении уровня жизни жителей региона». Отвергнув мнение о том, что порт Чабахар является конкурентом порта Гвадар в Пакистане, он добавил, что Иран и Пакистан являются двумя соседними странами. Безусловно, оба порта могут обеспечить высокую пропускную способность в регионе. Оба порта имеют возможности и потенциалы удовлетворить экономические потребности региона в конструктивной и здоровой конкурентной атмосфере».
 
Китайцы готовы построить газопровод от пакистанского порта Гвадар до иранской границы

Более 50% всей мировой бункеровки (или заправки судна топливом и моторными маслами) осуществляется в районе Персидского залива. Поэтому вся взаимодополняемость между Чабахаром и Гвадаром может принести много возможностей. Развитие Чабахара и Гвадара поможет обезопасить пограничные районы. Расширение порта Гвадар и строительство газопровода между Китаем и Пакистаном определенным образом позволят Ирану присоединиться к линии связи Китай-Пакистан, одновременно компенсируя бездействие проекта газопровода Иран-Пакистан, который был остановлен из-за противной позиции США. Это также открывает новые торговые пути и служит важным фактором в расширении торговли Ирана с Китаем и другими странами вдоль маршрута, включая страны Центральной Азии. 

Чабахар также может иметь хорошие взаимоотношения с портом Фуджейра в ОАЭ. Фуджейра площадью около 1165 кв. километров является одним из семи эмиратов ОАЭ, который на западе граничит с Шарджей и Рас-эль-Хаймой, а на востоке с Оманским морем. Местоположение на главном маршруте движения кораблей в Персидский залив и проезды большого количества нефтяных и коммерческих судов через Ормузский пролив, это исключительная возможность для Ирана. Суда и нефтетанкеры, направляющиеся в Ирак, Кувейт, Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Катар и Бахрейн, заходящие в Персидском заливе, вынуждены пересекать Оманское море недалеко от порта Чабахар. Это делает Чабахар одним из самых оживленных морских портов мира.
 
Помимо того, что Чабахар и Фуджейра могут играть дополнительную роль в удовлетворении потребностей судоходства в Оманском море и Персидском заливе, они могут сыграть и дополнительную роль в облегчении транзита товаров из Центральной Азии, России и Европы в арабские страны Персидского залива. Исходя из этого, можно сказать, что экономические реалии региона показывают дополнительную роль иранского порта Чабахар с портами Гвадар и Фуджейра. Вопрос о конкуренции этого порта является лишь нереальным представлением западных СМИ и связанных с ними средствами массовой информации для того, чтобы не допустить интеграции в регионе, которая принесет пользу народам региона и во вред иностранцам.

Тэги

Комментарии