Июль 09, 2016 12:59 Europe/Moscow

В определении позиции крупнейших западных держав, прежде всего США, по вопросам нераспространения ядерного оружия сыграли свою роль и чисто империалистические интересы.

США, Великобритания, Франция, став обладателями ядерного оружия, явно стремились не допустить заведения таким оружием их главных конкурентов в борьбе за экономическое и политическое лидерство в капиталистическом мире, в первую очередь Японию и ФРГ.

При этом учитывалось и то обстоятельство, что бурное развитие во­енной атомной промышленности позволяло добиться более продвинутой ста­дии в мирном применении ядерной энергии, что давало США, Великобритании и Франции неоспоримые преимущества, а подчас и монопольное положение на международном капиталистическом рынке атомных материалов, оборудования и технологии по сравнению со странами, не обладающими ядерным оружием.

Крупнейшие западные державы, обладающие им, исходили, видимо, из то­го, что если такое оружие станет достоянием широкого круга их полити­ческих и военных союзников, включая страны с нестабильными реакционными режимами, которые были склонны ради сохранения своей власти прибегать к крайним средствам, то это увеличит опасность вовлечения США, Великобри­тании и Франции в возможный ядерный конфликт.

СССР и США немало балансировали на грани ядерной войны :прежде,чем после Карибского кризиса пришли к выводу о необходимости выработки правил  ядерного соперничества. Американо-советская гонка ядерных вооружений стабилизировалась лишь тогда, когда стороны достигли таких количественных и качественных показателей в этой области, при которых ядерная эскалация ни по горизонтали, ни по вертикали не могла дать каких-либо рациональных выгод.

Нам теперь необходимо остановиться на последствиях развала  режима нераспространения, а именно взять во внимание сферу влияния  ядерного оружия в многополярном мире. Всем известен конфликт между Индией и Пакистаном. Ядерные испытания, проведенные ими, стали самым важным событием в мировой истории со времени окончания холодной войны. Вероятно, приход в ядерный клуб этих государств стал уже событием XXI века, которое позволяет получить первое представление о конфигурации мировой политики и конфликтах будущего. Пакистан и Индия, еще в период холодной войны создавшие самостоятельный ядерный потенциал, сохранили «бомбу в подвале». В этих условиях под вопросом оказалась устойчивость режима нераспространения ядерного оружия. Индо-пакистанский прецедент показывает, что «торговые» ядерные государства в любой момент могут попытаться изменить свой статус, не считаясь с последствиями. Угроза ядерной войны из-за неспособности решить затянувшийся в этом регионе клубок противоречий похоже, может оказаться весьма серьезной.

Для Индии неприемлема сама идея паритета с Пакистаном в чем бы то ни было, тем более – в ядерной сфере. Похоже, что острота противоречий между Дели и Исламабадом куда серьезнее, чем была между Москвой и Вашингтоном в самый разгар холодной  войны. Военное противоборство в Кашмире в любой момент может привести к эскалации конфликта. И не случайно Билл Клинтон в марте 2000 года посетил с официальным визитом Индию. И до нее добралась рука могущественной военной державы. Но визит этот встретили жители Дели с крайним неодобрением, сжигая чучело американского президента. Тем самым

они дают понять, что не желают претворения в жизнь политики неоколониализма. Руководителей Индии и Пакистана не смущает высокая цена неизбежной теперь гонки ядерных вооружений между ними в условиях безболезненных экономических санкций со стороны США, Японии, международных финансовых организаций. Риторические угрозы, которыми обменивается Дели и Исламабад, свидетельствуют, что их лидеры плохо представляют себе, какую гигантскую ответственность налагает на них обладание ядерным потенциалом.

Можно констатировать, что американская ядерная стратегия с конца 60-х годов, т.е. еще до официального признания стратегического паритета СССР, свелась к использованию ядерной угрозы исключительно в варианте сдерживания тотальной войны.

ДОГОВОР ОСВ-1. ДОГОВОР ОБ ОГРАНИЧЕНИИ СИСТЕМ ПРО

Достижения на рубеже 60-70-х годов военно-стратегического паритета между лидерами двух диаметрально противоположных социально-экономических систем, договорно-правовое закрепление принципа равенства и одинаковой безопасности в ряде советско-американских соглашений создали объективные предпосылки для смягчения международной напряженности, решения в интересах всего человечества ряда актуальных проблем политической, военно-стратегической, экономической, научно-технической и других областях. В течение 70-х годов между СССР и США была заключена серия соглашений, направленных на ограничение стратегических наступательных и оборонительных вооружений, подземных испытаний ядерного оружия.

Ситуация «ядерного пата» не остановила процесс технического совершенствования ядерного оружия, наиболее значительной вехой которого стало появление в первой половине 70-х годов ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН) и повышения точности доставки ядерных боеприпасов к цели. Резко возросшие при этом военно-технические возможности ядерного оружия дали толчок еще одному раунду развития американской стратегической мысли.

На этот раз у истоков новой доктрины стоял бывший аналитик РЭНД Дж. Шлезингер, занявший в середине 70-х годов пост министра обороны США.

Почему в середине 70-х годов гонка сверхвооружений вдруг возобновилась? Причин много, и причины эти весьма сложны. Прежде всего, разведывательные спутники каждой из двух сверхдержав обнаруживали на территории противника новые виды оружия, новую технику. Обе стороны стали обвинять друг друга в подготовке внезапного нападения, несмотря на подписанное соглашение. Но самое главное то, что в США производители оружия и торговцы оружием, исследовательские лаборатории и генералы, а в СССР военные приходили в ужас при мысли о том, что ядерные вооружения могут быть «заморожены», хуже того, что может начаться процесс подменного и окончательного разоружения. Такая позиция понятна: под угрозой находились их особое положение, их привилегии и огромные прибыли, полученные ими в обеих странах. Начиная с 1975 года самым рьяным сторонником и теоретиком изменения стратегического курса сделался министр обороны США Джеймс Шлезингер.

Прежде всего он верил в то, что превентивная ядерная война возможна и даже, быть может, необходима. Такая война, по его мнению, могла вспыхнуть в любой момент в Европе.

Каким образом? В 1975 году в национальных вооруженных силах стран Варшавского Договора насчитывалось 788 тысяч человек. Шлезингер, этот американский Франкенштейн, в любой момент ожидал от московских генералов самого худшего, а именно броска танков и удара бомбардировщиков СССР по противникам :ФРГ, Франции, Норвегии, Италии и др. Если, как полагал Шлезингер советская империя нападет на Западную Европу, т.е. на подопечных американской империи, у Франкенштейнов из Вашингтона будет один выход – сорвать советское наступление путем нанесения превентивного ядерного удара по советским городам и шахтам межконтинентальных баллистических ракет. К их сожалению,ни один превентивный удар не может полностью уничтожить потенциал ответного удара противника, причем это не зависит ни от ударной силы, ни от средств наблюдения и обнаружения, которыми располагает агрессор. Следовательно московские генералы нанесут ответный удар, уничтожив многие американские города с помощью оставшихся межконтинентальных ракет, подводных лодок и бомбардировщиков. Тогда перед частично разрушенной американской империей встанет вопрос о ее способности нанести ответный удар по противнику, который еще дышит, несмотря на раны, нанесенные первым ударом. На основании данных аргументированных высказываний можно утверждать, что в американских военных кругах созревала идея оптимального превентивного ответного удара в случае начала советской агрессии. Кроме того, одной из важных задач гарантированного ответного удара должно было стать существенное замедление способности СССР к восстановлению после обмена ядерными ударами, чтобы его возвращение на уровень военной и индустриальной державы XX века не происходило быстрее, чем в США.

Таким образом, мы видим, что, по мнению американских военных кругов, советская сторона является агрессором.

Тогда между двумя важными державами и сложился военно-стратегический паритет. Отныне сторона, подвергшаяся нападению, могла нанести агрессору ответный удар, последствия которого сделали бы невозможным ведение им боевых действий.

Спохватившись, американские стратеги решили любыми способами избежать подобного возмездия и выдвинули концепцию «ограниченной ядерной войны» в любом регионе, лишь бы он был подальше от США. И размещенные в Западной Европе войска США стали получать баллистические ракеты наземного базирования и крылатые ракеты воздушного базирования АЛСМ-Б.

В ходе переговоров об ОСВ представители СССР и США констатировали органическую взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями и пришли к выводу о необходимости разработки двух соглашений – бессрочного договора по ПРО и временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения СНВ. 26 мая 1972 года оба соглашения были торжественно подписаны в Москве руководителями обеих стран.

Тэги

Комментарии