Март 16, 2019 16:31 Europe/Moscow

Евразийский экономический союз (ЕАЭС, ранее назывался ЕврАзЭС), считающийся серьезным конкурентом китайского проекта "Экономический пояс Шелкового пути" (ЭПШП), был образован в целях торгово-экономического сотрудничества между участвующими в нем странами 1 января 2015 г.

Союз был основан 5 странами - Россией, Белоруссией, Казахстаном, Кыргызстаном, Арменией. Евразийский экономический союз обладает различными возможностями. Имея общую территорию более 20 миллионов квадратных километров пространства, что составляет 15 процентов планеты, ЕАЭС также обладает суммарным населением в 182 миллиона человек. Что касается производства энергии, Евразийский экономический союз производит более 20,7% всего природного газа и более 9% электроэнергии в мире. В Евразийском экономическом союзе содержатся также более 5,9 % мировых запасов угля.

Евразийский экономический союз имеет ряд проблем и недостатков наряду с преимуществами, которые влияют на его работу. Одна из важнейших слабостей союза - не охватывание всей географии Евразии. Хотя евразийское географическое пространство включает в себя бывшие советские республики, ЕАЭС включает в себя только пять стран: Россию, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Армению. Среди других недостатков - резкая разница в экономическом развитии между государствами-членами, разногласия между членами с Россией, низкий объем внутрирегиональной торговли, слабость транспортной инфраструктуры и существующие барьеры для свободной торговли. Если союз не сможет преодолеть эти трудности, По всей видимости, странам-участницам ЕАЭС будет весьма трудно конкурировать с китайским планов восстановления Шелкового пути (ЭПШП).

В то же время уже достаточно долгое время (по крайней мере, с начала 2014 г.) многие эксперты, политики и дипломаты обсуждают возможность эффективного в политическом и экономическом отношении сопряжения Евразийского экономического союза и китайской инициативы Экономического пояса Шелкового пути, выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином еще в сентябре 2013 г. в ходе лекции в Университете им. Назарбаева в Астане, столице Казахстана.

Инициатива создания Экономического пояса Шелкового пути предполагает создание в Евразии «большой международно-экономической «ниши», куда можно будет «вкладывать» практически все проекты, планируемые во внешнеполитической и внешнеэкономической сферах КНР…». Кроме того, инициатива ЭПШП подразумевает построение на евразийском пространстве симбиотической системы, характеризуемой свободной структурой, высокой инклюзивностью, ее основным принципом является «партнерство без образования союза».

Процесс интеграции в рамках ЕЭАС

 

Очень активно идет обсуждение возможностей еще более широкой интеграции — построения «Большой Евразии» или экономического партнерства на основе совокупности интеграционных процессов и различных форм торгово-экономического, а также транспортно-энергетического сотрудничества между ЕАЭС, КНР, АСЕАН, ЕС и иными ведущими экономическими объединениями на евразийском пространстве.

При этом Россия и ЕАЭС находятся между двумя наиболее мощными в экономическом отношении центрами континента — Европейским союзом и Китайской Народной Республикой. Каждый из них по показателям совокупной экономической мощи значительно превосходит Евразийский экономический союз. Подобное положение побуждает РФ позиционировать ЕАЭС в качестве «эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Россия (как движущая сила евразийской интеграции) и Китай (инициатор ЭПШП) продолжают укреплять отношения всестороннего стратегического партнерства и сотрудничества. Уровень политических связей достиг наивысшей точки со времени советско-китайского военно-политического союза 50-х годов XX века. Близки подходы России и Китая к принципиальным вопросам современных международных отношений, а также ключевым международным проблемам, среди которых — Корейский ядерный кризис, ситуация на Украине, иранская ядерная программа. Россия и Китай поддерживают тесное взаимодействие в международных делах.

Активно развиваются российско-китайские экономические связи. Так, по данным Таможенного управления КНР, в первой половине 2017 г. товарооборот между Россией и Китаем вырос на 25,7 % в годовом выражении и составил 38,4 млрд долл., в 2016 г. он равнялся 69,52 млрд долларов. Таким образом, Китай является ведущим торговым партнером нашей страны (если не считать ЕС в совокупности).

Противостояние КНР и ЕС в использовании Шелкового пути

 

Рост влияния Китая и нескрываемые глобальные амбиции делают его явным конкурентом США, руководство которых в лице Дональда Трампа заявило о необходимости заняться внутренними проблемами страны. И в этой связи ЕС рассматривает китайскую инициативу с подозрением, желая, чтобы США по-прежнему играли роль глобального партнера и не позволили Китаю занять это место.

Для ЕС китайская инициатива – это продвижение Китая в Европу, что чревато превращением его в соперника ЕС в плане геополитического влияния.

Позиции ЕС в отношении Китая и его инициатив жестко связаны с вопросами демократизации Китая и прав человека. Из-за различия политических систем Китай представляется многим на Западе как чуждая сила, являющаяся еще и идеологическим вызовом. Поэтому участие стран ЕС в китайских инициативах ограничено.

ЕС видит в китайских инициативах потенциальное средство сопряжения финансовых возможностей и амбиций КНР с российскими стратегиями и ресурсами. С точки зрения ЕС, это позволит обоим государствам, прежде всего, благодаря формированию трансконтинентальных путей, играть ключевую роль в Евразии в целом, что обеспечит их влияние на процессы и в других регионах мира, сокращая влияние ЕС.

Помимо этого, проект Китая сравнивают с планом Маршалла, согласно которому США выделяли денежные средства на восстановление экономик Западной Европы после Второй мировой войны. Интересно, что также часто «Один пояс – один путь» воспринимают в Европе как способ восстановить китайскую империю, как своеобразную месть европейцам за Опиумные войны, а сам Китай сравнивают с «Троянским конем» или с «осьминогом», раскинувшим свои щупальца, обвиняя его в стремлении «купить Европу».

В целом, ЕС с подозрением воспринимает устойчивый рост инвестиций Китая в экономику некоторых своих стран-членов. Он опасается повышения финансовой зависимости стран ЕС от китайских инвестиций. Помимо этого, Брюссель полагает, что процессы сотрудничества между странами ЕС и Китаем могут выйти из-под его контроля. Более того, на этом пути каждая страна в большей степени будет реализовывать собственные интересы, а не интересы Союза, что навредит ему в будущем.

Тем не менее, экономические преимущества от реализации инфраструктурных проектов и китайских инвестиций, выглядят привлекательно для экономического истеблишмента, как отдельных стран, так и ЕС в целом. При этом сам Китай не скрывает, что ему нужен богатый и стабильный рынок с опорой, прежде всего, на Германию. В ЕС присутствуют и китайские «оптимисты», доброжелательно воспринимающие проекты КНР.

Так, влиятельные политико-формирующие круги в Германии демонстрирует сдержанно-позитивный взгляд на китайскую инициативу. ФРГ заинтересована в китайских инвестициях в наукоемкие отрасли, в энергетику, в автомобилестроение, хотя и не нуждается в них остро. Азиатские рынки в целом не являются для Германии первым приоритетом, невзирая на рост торгового оборота.

Тем не менее, Китай в 2016 г. стал крупнейшим экономическим партнером Германии, обогнав США (). Впрочем, ФРГ по-прежнему в первую очередь ориентируется на взаимодействие с Соединенными штатами.

Однако экономическое и торговое сотрудничество естественно, приносит немалые выгоды Европе. По этой причине канцлер ФРГ Ангела Меркель, как и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявляли, что экономические инициативы полезны обеим сторонам, но они должны развиваться на равноправной основе и представлять взаимное движение навстречу друг другу.

Укрепление сотрудничества Ирана и Турции в рамках проекта Шелкового пути

 

Между тем, Турция, занимающая место на стыке Европы, Азии и Ближнего востока представляет собой своего рода связующий узел линии экономического пояса «Нового шёлкового пути». Турция в рамках данного проекта расширит связи с другими странами, входящими в данный проект.

Наряду с этим, Турция  укрепит  свой авторитет, как страна, которой можно доверять, что будет способствовать потоку новых инвестиций. Турция, превратившись в торговый узел между странами Азии и Европы получит прекрасную возможность для привлечения азиатских инвестиций.

Если учесть, что страны Азии превратились в вопросе аккумуляции капитала в новые экономические центры, а также отличаются  высоким уровнем  экономии, то становится очевидно, что у Турции имеется большой шанс превратить эти сэкономленные средства в инвестиции.

Прокладка нефти и газопроводов, наряду с «Новым Шёлковым путём», придадут ещё большую активность роли Турции, как связующего звена между Азией и Европой.

Проект создания «Нового шёлкового пути», в дополнение к экономическим целям, которые  поставила перед собой Турция, превратят  её в страну -  центр энергетической торговли. 

После первого саммита по проекту турецкого "Шелкового пути", который состоялся в Анталии в 2008 году, второго саммита в Баку в 2009 году, третьего саммита в 2010 году в Тегеране, четвертого саммита в 2011 году в Батуми, Грузия, пятый саммит под названием "Совещание экспертов Инициативы Таможенного Шелкового Пути" состоялся в Анкаре в 2012 году. На этих саммитах были заключены важные соглашения, в частности, в рамках ОЭС (Организации экономического сотрудничества)  и Транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия (ТРАСЕКА). Многие из стран, участвующих в проекте «Турецкий шелковый путь», включая саму Турцию, имеют обширные экономические и культурные отношения с Ираном. Соответственно, можно сказать, что Иран является одним из ключевых игроков в проекте Турецкого Шелкового Пути.

Планы возрождения Шелкового пути имеют многие общие моменты и в то же время различия. План Китая, как и план Турции, с точки зрения географического охвата, включает все страны на историческом маршруте Шелкового пути и в этом отношении в значительной степени соответствует целям и интересам стран региона, включая Иран. Но в «Новом Шелковом  Пути», предложенным Соединенными Штатами, по политическим соображениям такие страны, как Иран, Россия и Китай, просто игнорируются. Ричард Вайц, старший научный сотрудник в Джеймстаунского института в Вашингтоне, считает, что карта Шелкового пути ЕС и американская "Инициатива нового пути" находятся в одном направлении с точки зрения целей и интересов и действуют, что называется, рука об руку.

По сравнению с турецкой картой "Шелкового пути", в Соединенных Штатах есть существенные моменты с «планом Нового Шелкового пути». Количество стран-участниц в плане США составляет 9 стран, но они вносят вклад в план Турции из 16 стран, что хорошо иллюстрирует географический охват плана Турции. Другими словами, большинство стран на историческом маршруте Шелкового пути включены в план Турции. Кроме того, план Турции стал более прозрачным со структурой операций и успешно работает с 2008 года. Также заслуживает внимания акцент в плане Турции по ускорению, реформированию, стандартизации и интеграции норм гражданского права между странами, участвующими в проекте Шелкового пути. План Евразийского экономического союза также имеет широкий спектр географических и экологических условий по сравнению с проектами Шелкового пути Китая и Турции, но несомненно, что учитывая непревзойденный статус Ирана в транзитном сообщении между Центральной Азией и Кавказом с Европой и Персидским заливом, ни один из этих планов не может иметь экономический успех без определения сильной роли Ирана.

Тэги

Комментарии