Апрель 20, 2020 18:05 Europe/Moscow
  • Путин с болью в сердце соглашается на примирение в

Репортаж Евгении Письменной, Ильи Архипова и Генри Майера для агентства Bloomberg.

Три года назад сделка Владимира Путина с ОПЕК по сокращению добычи нефти и повышению цен стала победой для российского лидера, укрепив его влияние на мировой арене. Но теперь ему пришлось пойти на жесткие уступки после того, как президент США Дональд Трамп вмешался, чтобы положить конец ценовой войне между Москвой и Эр-Риядом.

Несмотря на заметное облегчение, новое соглашение о сокращении добычи нефти представляет собой «болезненную неудачу» России, хотя сделку в Москве встретили с облегчением, заявили два источника Bloomberg, близкие к Кремлю. Российскому президенту Владимиру Путину «пришлось пойти на жесткие уступки» ради завершения ценовой войны.

Теперь очевидно, что он переиграл сам себя, когда лишь пять недель назад отказался от требований саудовцев сократить добычу вдвое. Крупнейший производитель в ОПЕК увеличил добычу в ценовой войне, которая обрушила рынок в то время, как распространение коронавируса уничтожило спрос.

По условиям нового соглашения, Россия сократит добычу нефти более чем на 2,5 млн баррелей в сутки, притом что добывает в общей сложности 11 млн сырой нефти и газового конденсата в сутки. Как отмечает агентство, это сокращение в четыре раза большее, чем то, которое требовала Саудовская Аравия в начале марта, и больше, чем должны сократить саудовцы, по сравнению с уровнем прошлого месяца. Одновременно «испарились» надежды на то, что обязательства скоординировано сокращать добычу возьмут на себя США.

 

Куда большая цена 

Злополучное решение противостоять саудовцам в начале марта было «стратегической ошибкой, и теперь мы платим по счетам, гораздо больше платим, чем могли бы», прокомментировал сделку директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Это похоже на победу США, а Россия оказалась большим неудачником, чем Саудовская Аравия», — отметил он.

Добыча нефти в России с 1 мая, когда сделка вступит в силу, упадет до среднегодового значения 2003 года. Но Москве удалось оставить за рамками соглашения газовый конденсат: Россия — один из крупнейших его поставщиков.

Россия «полностью провалилась» в предсказании разрушающего влияния пандемии коронавируса на мировую экономику, когда не согласилась на новое сокращение добычи в марте, заявил Bloomberg высокопоставленный чиновник. Сохранение альянса тогда предотвратило бы крушение цен на самый низкий почти за два десятилетия уровень. Теперь Кремлю пришлось обсуждать новый порядок, но в куда менее благоприятных условиях.

Решение пойти на компромисс по сокращению добычи нефти «болезненно» для политического имиджа Путина, но крайне важно как шаг к преодолению кризиса, заявил еще один собеседник Bloomberg, близкий к Кремлю. Окончательное соглашение, которое предполагает постепенное снятие ограничений с июля, было скоординировано со всеми основными российскими нефтяными компаниями и получило личную печать Путина. Даже символическое участие США рассматривалось как поворотный момент.

«Здесь нет проигравших, одни победители», — прокомментировал сделку пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

 

Экономический план

Сделка означает разворот в попытках Путина восстановить влияние России на мировой арене, особенно на Ближнем Востоке, где он стал ключевым игроком с «вмешательством» в таких местах, как Ливия и Сирия, считает Bloomberg. Насколько сильный это шаг назад, определяется тем, насколько достаточна новая сделка для улучшения ситуации на рынках и ограничении экономических потерь для Кремля. Там были обеспокоены возможным экономическим ущербом.

Теперь у Саудовской Аравии больше инструментов: до этого Россия уклонялась от полного исполнения соглашения, а основной груз сокращения добычи взяли на себя саудовцы, но теперь Эр-Рияду будет проще открывать и закрывать вентиль, считает Bloomberg. Российским производителям, возможно, придется пойти дальше сокращения потоков нефти с их дорогостоящих месторождений и пересмотреть планы на новые, что будет сказываться еще несколько ближайших лет, заявила агентству директор направления госрегулирования Топливно-энергетического комплекса Дарья Козлова. Кроме того, России, возможно, придется снижать цены на поставки в Европу, чтобы вернуть клиентов после сильных скидок со стороны саудовцев.

«Россию серьезно заботило падение стоимости Urals (российской марки нефти): в начале апреля цена упала почти до $10 за баррель. Сложно представить, как бы российский бюджет справлялся с ситуацией, когда нефтяной сектор не приносил бы доход совсем», — заявил Bloomberg старший директор по природным ресурсам в лондонском офисе рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

Вице-президент «Лукойла» Леонид Федун сравнил договор ОПЕК+ с «унизительной и тяжелой» сделкой большевиков с Германией в 1918 году (в конце Первой мировой войны). Без сделки с ОПЕК России пришлось бы снизить добычу еще сильнее — на 50%, добавил миллиардер. «Это крупнейшее поражение России с начала 2000-х. Мы потеряли наши рынки, и будет не просто возвращать их назад», — заявил независимый нефтяной трейдер Дмитрий Перевалов.

 

Поменялись ролями

О новой сделке ОПЕК+ участники объявили в воскресенье вечером. ОПЕК, Россия и другие нефтедобывающие страны, образующие группу ОПЕК+, договорились сократить добычу нефти на 9,7 млн баррелей в сутки в мае и июне для поддержания цен. 

Уступки Москвы знаменует собой драматическую смену ролей. Из-за своего климата и географии Саудовская Аравия может открывать и закрывать (нефтяной) кран намного проще, чем Россия, и до сих пор Россия бездельничала в сокращениях, избегая полного соблюдения требований, в то время как Саудовская Аравия несла основной удар по ограничениям производства для поддержания стабильности рынка.

Чтобы адаптироваться к новым условиям, российским производителям, возможно, придется выходить за рамки сокращения нефтедобычи с существующих дорогостоящих месторождений, полностью облагаемых налогом, и пересматривать планы новых проектов, - сказала Дарья Козлова, глава отдела нефтегазового регулирования московской фирмы Vygon Consulting. Это может иметь последствия на долгие годы.

России, возможно, также придется предоставлять более дешевые поставки традиционным покупателям в Европе, чтобы вернуть их после того, как Саудовская Аравия предложила большие скидки во время пятинедельного противостояния.

«Это самое крупное поражение России с начала 2000-х годов», - сказал Дмитрий Перевалов, независимый нефтетрейдер и бывший руководитель отрасли. «Мы потеряли наши рынки, и вернуть их будет нелегко».

Ярослав Лисоволик, глава Sberbank Investment Research: «Один из самых главных рисков 2020 года — это торговые войны, которые уже сказались на финансовом рынке и привели к росту волатильности валютных курсов. Если торговые войны продолжатся, ситуация будет напоминать американские горки: после периода относительной стабилизации будет следовать эскалация отношений, и возможного решения пока не просматривается».

Сергей Алексашенко, бывший зампред ЦБ: «Главный риск для глобальной экономики — это новый раунд торговых войн из-за позиции США или из-за неспособности апелляционного суда ВТО выполнять свою роль. В последние 40 лет глобализация была двигателем экономического роста, поэтому разворот политики от глобализации в сторону защиты собственных рынков назад неизбежно притормозит глобальный экономический рост. Для России низкие темпы роста — это серьезный риск, поскольку это обуславливает стагнацию уровня жизни».

Тэги

Комментарии