Ноябрь 29, 2020 19:46 Europe/Moscow
  • Как убийство ведущего иранского ученого-ядерщика может саботировать дипломатию и развязать войну

Согласно порталу Responsiblestatecraft, в Тегеране убит Мохсен Фахризаде, ключевой иранский ядерный чиновник. Хотя на момент написания этой статьи неясно, кто несет ответственность, Израиль в прошлом стоял за убийством многих иранских ученых-ядерщиков, но до сих пор не мог добраться до хорошо защищенного Фахризаде.

В некоторых иранских сообщениях утверждается, что это была атака смертника, что снизило бы вероятность причастности к теракту израильских наемников, но пулевые отверстия в автомобиле Фахризаде ставят под сомнение это утверждение.

Однако в прошлом Израиль использовал боевиков из "Муджахидин халк" (MEK), культовой организации иранских изгнанников, недавно исключенной из списка террористических организаций Госдепартамент, для совершения нападений в Иране. МЕК была первой группировкой, которая использовала в Иране смертников, но Израиль является главным подозреваемым по нескольким причинам: у него есть опыт и возможности, он делал это раньше и у него есть мотив.

Хотя маловероятно, что Израиль осуществил бы это убийство без разрешения администрации Трампа, нельзя полностью сбрасывать со счетов более прямую роль США. В прошлом году сообщалось, что администрация Трампа провела несколько совместных с Израилем диверсионных операций против ядерных объектов Ирана, частично полагалась на израильскую разведку, в том числе при убийстве видного генерала Касема Сулеймани вблизи аэропорта Багдада в январе прошлого года. Ранее в этом месяце сам Трамп говорил со своими главными советниками по национальной безопасности о возможности нанесения удара по ядерному объекту в Иране, а только на прошлой неделе самый известный иранский "ястреб" в администрации, госсекретарь Майк Помпео, встретился с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, а также с лидерами региональных противников Ирана в Персидском заливе, особенно Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Так или иначе, в проведении атак в Иране сейчас для Израиля можно найти мало минусов. Иран может ответить резко и спровоцировать более широкий конфликт, который засосет Соединенные Штаты, что приведет к конфронтации между США и Ираном, к которой Нетаньяху уже давно стремится.

Или, если Иран подождет, чтобы иметь дело с избранным президентом Джо Байденом, администрация Трампа вряд ли будет накладывать какие-либо издержки на иные провокации Израиля.

В любом случае убийство (и другие вероятные будущие нападения), скорее всего, укрепят позицию Ирана и усложнят - если не в конечном итоге нанесут вред - попыткам команды Байдена возродить дипломатию. Это также отвечает интересам Нетаньяху.

В самом деле, открытость Тегерана к переговорам после СВПД по ракетам и другим вопросам, вероятно, уменьшится, если Израиль примет затеет новые убийства в Иране. Фактически, администрация Обамы осудила совершенные Израилем ранее убийства именно потому, что знала, что эти убийства отбросят назад не столько ядерную программу Ирана, сколько любые усилия по переговорам о сделке по ее сдерживанию.

Принимая во внимание ответственность Израиля и молчаливое согласие, если не соучастие администрации Трампа, в дополнительных израильских провокациях, мы теперь окажемся в аналогичной, но, возможно, более опасной ситуации в течение следующих двух месяцев, особенно если Байден и его внешнеполитическая команда не смогут убедительно донести ту мысль, что Израиль останется в ущербе, если продолжит совершать атаки внутри Ирана в течение текущего "междуцарствия".

Таким образом, мы должны быть готовы к очень ухабистой поездке в ожидании инаугурации Байдена. И если окажется, что за убийством стоит Израиль, нельзя предаваться иллюзиям относительно желания Нетаньяху втянуть Соединенные Штаты в новую "бесконечную войну" на Ближнем Востоке.

Также важно, чтобы американская общественность приняла к сведению более широкую картину. Примерно с 2002 по 2012 год Израиль настаивал на том, чтобы Соединенные Штаты занялись ядерной программой Ирана. В этот период Вашингтон услужливо ввел все более жесткие санкции против Тегерана и неоднократно угрожал военными действиями. Но эти усилия потерпели неудачу, поскольку Иран систематически наращивал свой ядерный потенциал.

Затем, с 2012 по 2015 годы, Соединенные Штаты вместе с Великобританией, Францией, Германией, Россией и Китаем попробовали настоящую дипломатию, что привело к заключению ядерной сделки - Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который широко приветствовался как наиболее далеко идущее соглашение о нераспространении, когда-либо заключавшееся, и по которому Иран согласился резко ограничить свою ядерную программу. Несмотря на эти ограничения, Израиль заявил о своем несогласии и сумел убедить администрацию Трампа прекратить участие США этой сделке в 2018 году и ввести новые санкции в рамках своей "кампании максимального давления" против Ирана.

Как и следовало ожидать, серия эскалаций с тех пор дважды ставила Соединенные Штаты и Иран на грань войны.

Но все же война, к которой стремились многие в Израиле и Соединенных Штатах, еще полностью не материализовалась. И теперь, когда Байден победил Трампа, те, кто хочет войны, особенно в Израиле, вероятно, видят, что их "окно возможностей" закрывается. Тем временем Израиль координирует свои действия с Трампом, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами для введения новых санкций, призванных, опять же, как минимум подорвать шансы Байдена на возобновление дипломатических отношений с Ираном.

Если за убийством Фахризаде стоит Израиль - что кажется весьма вероятным, хотя еще не доказано - это демонстрирует ту степень, в которой Нетаньяху чувствует себя воодушевленным и безнаказанным в подрыве позиций президентов-демократов в США и втягивании Соединенных Штатов в войну.

Стратегическое партнерство США должно способствовать большей, а не меньшей безопасности государства. Но именно  этого мы добиваемся сегодня во взаимоотношениях с многими партнерами Америки по всему миру. Это не изменится до тех пор, пока Вашингтон не решит положить конец своей борьбе за военную гегемонию на Ближнем Востоке.

Тэги