Январь 28, 2021 19:28 Europe/Moscow
  • Внешняя политика Турции в 2021 году

Шохре Пулаб в записке, опубликованной на веб-сайте «Иранская дипломатия» пишет: «26 декабря 2020 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе видеконференции объявил 2021 год «Годом демократических и экономических реформ» для Турции.

Выступая на данной видеоконференции при открытии крупного проекта в Стамбуле стоимостью 352 миллиона турецких лир (около 46 миллионов долларов), Эрдоган заявил, что его величайшая честь - служить народу и повышать репутацию его страны. Он также отметил, что при сегодняшних условиях мира, когда пандемия коронавируса превратилась в нарастающий экономический и политический шок, Турция, испытывая исторические перемены, развивается инфраструктурно. Кроме того, она и политически и экономически готова активно действовать и на практике, и за столом переговоров. 
 
Заявления Эрдогана показывают, что экономические и демократические реформы, к которым он стремится в 2021 году, с одной стороны, с крупными инвестициями в новые проекты в новой мировой архитектуре, рассматриваются как попытка для достижения достойной политической и экономической позиции, а с другой, - это выражение готовности вести к проведению переговоров и сотрудничать с любой страной, которая уважает суверенитет, права, закон и потенциал Турции, несмотря на то, что где находится эта страна, в Европе или США, это Россия, Китай или другие страны Ближнего Востока, а все это указывает на мирную политику, которая открывает новую страницу в международных отношениях с другими странами.
 
Если взглянуть на мировую экономику и торговлю в 2020 году, экономика Турции добилась финансового успеха и ее бюджетный дефицит не превышал 4%, несмотря на последствия пандемии COVID-19. Это в то время, как отношение дефицита бюджета США к ВВП составляло 20 процентов, а во многих странах Большой двадцатки - от 6 до 15 процентов. Турция, как 17 крупнейшая экономика мира, закончила прошлый год с положительным экономическим ростом, в то время как многие из 40 ведущих экономик мира потерпели неудачу в этом плане. В 2020 году Турция выступила с важными внешнеполитическими инициативами, которые повысили ее эффективность в международной политике. Это можно рассматривать в двух областях, экономической и политической:
 
Во-первых, в экономической сфере возрождение старого Шелкового пути 4 декабря 2020 года с новым названием «Железный шелковый путь», которая является железнодорожной магистралью из Китая до Европы, позволяет Стамбулу соединиться с китайским городом Сиань по международному коридору, который проходит  через Грузию, Азербайджан, Казахстан и пересекает Каспийское море.
 
- Проект нового международного аэропорта Стамбула на Евразийском туннеле, являющимся самым коротким маршрутом между Азией и Европой, превратил Турцию в европейскую экспортно-импортную магистраль и привлек в Турцию инвестиции многих известных по всему миру компаний.
 
- Турция, подписав два морских соглашения в военной сфере и о сотрудничестве по вопросам безопасности с премьер-министром Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Файезом Сараджем в ноябре 2019 года в экономических целях для разведки газа в средиземном море, а также Меморандум о взаимопонимании по морской границе между юго-западной Турцией и Северо-Восточной Ливией в этом море для расширения сотрудничества в области безопасности и военного взаимодействия, смогла выйти на путь по реализации большой стратегии, заявив уже о себе не только как региональной, но и как новой мировой державой.
 
- Трансанатолийский газопровод (TANAP), который транспортирует в Европу природный газ с месторождения «Шах Дениз» в Каспийском море у побережья Азербайджанской Республики, открывает новую страницу в роли Турции в обеспечении энергетической безопасности, усиливая ее участие в экономической безопасности стран-поставщиков энергии на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в странах-потребителях энергии в Европе.
 
Официальное открытие газопровода «Турецкий поток» в январе 2020 года - еще один важный экономический успех для Турции, поскольку Турция извлекла выгоду из того, что она находится на маршруте поставки газа из России в Европу, и стратегически повысила свою энергетическую безопасность.
 
Большая смелая энергетическая игра Эрдогана вышла на новый уровень, когда в игре Турция, обнаружив в августе прошлого года газовое месторождение на берегу Черного моря объемом 320 миллиардов кубометров, представилась не только как стран- транзитер газа, но и как поставщик газа. Это открытие изменило цель Турции стать чистым экспортером энергии.
 
Во-вторых, с точки зрения политики, 2020 год для Турции стал годом проведения активной политики в регионе от Восточного Средиземноморья до Западной Центральной Азии с целью сохранения своей независимой позиции в мире с военными авантюрами в Сирии, Ираке, Ливии, Восточном Средиземноморье и Нагорном Карабахе.
 
- Преодолев над мерами по обузданию растущего влияния Турции в Восточном Средиземноморье, Эрдоган продемонстрировал сдерживающую силу своей страны и отстоял свои национальные интересы и интересы турков-киприотов. Следует отметить, что страны ЕС, рядом с Грецией, Южным Кипром и Египтом, выступают против Турции по разведке и добыче месторождений природного газа и нефти в восточной части Средиземного моря и разграничения морских пространств в соответствии с международным правом. Эрдоган пытался географически определить результат спора, объясняя свою стратегию в Ливии на основе принципов, изложенных в Конвенции по морскому праву о морских границах.
 
- Одновременно с конфликтом с Грецией и другими странами партнерами по НАТО, такими как Франция и Германия в восточном Средиземноморье, Турция следовала целенаправленной стратегии с прибрежными государствами Черного моря, Кавказом и Центральной Азией по созданию новой атмосферы для влияния и стратегического партнерства, независимого от своих традиционных союзников в НАТО, а также в получении доступа к районам, находящимся под контролем России.
 
- Турция, выступая против многих региональных и мировых держав в ходе кризиса в Ливии, и  признав Правительство национального согласия, а затем помогая восстановить правительственные институты и создать сектор безопасности в стране, сыграла региональную роль. Углубляя политические и экономические связи с такими странами, как Алжир, Нигер, Тунис, а также Сомали, где турецкие военные создали свою крупнейшую военную базу за рубежом, она расширила свою роль в регионе.
 
- Наиболее очевидное проявление активной стратегии Турции было в Нагорно-Карабахском конфликте, когда эта страна проникла на задний двор России и представила свое положение, как важного регионального игрока на Кавказе, используя конфликт между Азербайджаном и Арменией и укрепляя свой растущий союз с Азербайджаном. Турция, отправив в Азербайджан стратегические вооружения, например военные беспилотные летательные аппараты (БПЛА), и сместив баланс вооружений в пользу Баку для освобождения оккупированных Арменией территорий, доказала себя как важный региональный игрок на Южном Кавказе.
 
Роль Турции, как независимого игрока в конфликтах в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе, обвинения в адрес Турции в незаконной разведке газа в восточном Средиземноморье и обострение конфликта вокруг острова Кипр, вызвали споры между Турцией и Европейским союзом. Это в то время, как большинство членов Евросоюза являются членами военного альянса НАТО и обязаны защищать интересы Турции в случае любого военного конфликта. Турция является стратегическим партнером ЕС, и безопасность ЕС во многом зависит от безопасности Турции. Турция, например, защищала границы ЕС в рамках международного сотрудничества в соответствии с Декларацией ЕС-Турция от марта 2016 года, приняв четыре миллиона беженцев, несмотря на политические и экономические последствия, и предотвратив въезд в Европу сотен мигрантов. Хотя отношения между Турцией и Европейским союзом были обострены появлением правых партий, политиков, ксенофобией и исламофобией в Европе, однако в приоритетах дипломатии Анкары учли новый план диалога с ЕС, возобновляя доверие. 
 
Турция также была исключена Соединенными Штатами из совместной программы F-35 и столкнулась с санкциями Вашингтона, закупив передовые российские ЗРК С-400. Несмотря на напряженные отношения между двумя сторонами в результате этих санкций, которые вызвали серьезные проблемы у Турции, Анкара поставила свои интересы выше интересов других игроков - Соединенных Штатов и России. Что касается важности роли Турции в региональных конфликтах, которые также были на повестке дня США, бывший посол США в Анкаре и спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри подчеркнул, что США не могут защитить свои интересы во всех этих областях без Турции. Таким образом, можно прогнозировать, что последствия эффективной роли Турции в сферах, связанных с ее активной дипломатией, будут гораздо более заметными в 2021 году. 
 
Хотя различные проблемы с главными союзниками, такими как США и некоторыми европейскими странами, создали серьезные проблемы для Турции, однако перспектива вместе с реформами будет в центре внешней политики Анкары в этом году. Ожидания Турции на 2021 год от установления отношений с другими странами и заявления о готовности вести переговоры и сотрудничать с Европой, США, Россией, Китаем или другими странами Ближнего Востока могут привести к окончательному решению существующих проблем не только со странами региона, но и в мировом масштабе, заключая соглашение и объединяясь на международном уровне.
 
Эрдоган ожидает, что мир после пандемии COVID-19 заполнится новыми возможностями и структура политической и экономической власти Турции в новой конфигурации приведет к балансу во многих областях внешней политики. Кажется, что сосредоточив внимание внешней политики Турции на определение экономических инвестиционных возможностей в соответствии с национальными интересами своей страны с международной политикой, Эрдоган в ближайшем будущем будет участвовать в формировании региональной и глобальной геополитики.

Тэги