Сентябрь 22, 2022 17:00 Europe/Moscow
  • Тайвань - геополитическая горячая точка

2 августа 2022 года спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси посетила Тайвань, став первым за 25 лет высокопоставленным американским политиком, посетившим Тайвань. Реакция на эту поездку была настолько резкой, что многие аналитики сочли ее началом нового кризиса Пекина и Вашингтона из-за Тайваня.

Сразу же после прибытия Пелоси Китай начал серию военных операций и учений в воздушном и морском пространстве вокруг Тайваня, следуя обещаниям этой страны принять решительные и сильные меры.
 
Президент США Джо Байден также заявил, что если Китай нападет на демократический и автономный остров Тайвань, Соединенные Штаты будут готовы к военному вмешательству. Следует отметить, что перед визитом Пелоси американские силы активизировали свои действия в Индо-Тихоокеанском регионе и ввели в Филиппинское море авианосец USS Ronald Reagan. Все эти действия показывает, что США и Китай готовятся к возможному вооруженному конфликту в морях, прилегающих к Южно-Китайскому морю, и самый быстрый путь к возможной войне между двумя державами проходит через Тайвань.
 
Причина роста напряженности в отношениях между Китаем и США заключается в том, что в отличие от Тайваня, считающего себя независимой страной с отдельной конституцией и демократически избранными лидерами, Китай признает Тайвань отколовшейся провинцией, которая в конечном итоге окажется под его контролем. Большой геополитической проблемой администрации Байдена является то, что стратегия Соединенных Штатов основана на защите демократии от автократии.
 
Хотя угроза Китая была приоритетом внешней политики Байдена, Россия уже давно бросает вызов могуществу США комбинированными действиями. С тех пор, как 24 февраля этого года Россия направила свои войска в Украину, укрепилась многополярная система с растущим присутствием ревизионистских держав. Это прежде всего смещает мировой порядок с понятием "отсутствие безопасности". Война в Украине знаменует собой конец существующего мирового порядка и начало эпохи постзападного мира.
 
В условиях начала формирования нового исторического периода, несомненно, растущие державы, угрожая превосходящей силе, воспользуются тактикой войны, чтобы сменить власть. Кроме того, для облегчения процесса, они попытаются создать новый состав союзов, чтобы выстроиться против врага и использовать понятие "мы" против "они" и так украсть ключ к будущему миру у превосходящей силы. Как говорит Карл Шмидт, каждый господствующий дискурс содержит в себе политический вопрос, который, согласно разделению на "наших" и "других", в конечном счете образует глубокое различие между "другом" и "врагом".
 
Представляется, что в новом мире после войны в Украине с формированием новых союзов сформируются "наши пространства" и "другие пространства", последствия которых будут объективно проявляться в противостоянии держав. Различные игроки на международной арене, находясь в многополярном мире, начинают большую игру, которая может затмить предыдущие исторические периоды.
 
Предоставив 50 млрд долларов военной помощи украинским вооруженным силам, Байден попытался собрать страны-члены НАТО и западных союзников, чтобы они поддержали сокрушительные санкции против России и ответили на нее. Восточные союзники по НАТО, включая Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и Румынию, также пояснили администрации Байдена, что они хотят усиливать свое военное присутствие в регионе. Несмотря на то, что Байден сосредоточил внимание на войне в Украине, он не пренебрегал мониторингом возможных угроз со стороны Китая, и в аналогичной ситуации он следил за вторжением Китая в более мелкие соседние страны по региону.
 
Обеспокоенность тем, что растущая военная мощь Китая изменит границы, побудила Соединенные Штаты, продавая высокотехнологичное вооружения, максимально оснащать Тайвань, предоставить Австралии технологии строительства подводных лодок с ядерными силовыми установками, и возможно, больше ракет для развертывания по всему Тихоокеанскому региону.
 
Новые союзы породили глубокие различия между друзьями и врагами на геостратегической территории Тихого океана. С 2018 года торговая война между США и Китаем превратилась в новую холодную войну, которая усугубилась в связи с поддержкой Китаем России в войне в Украине и усилиями США по объединению своих единомышленников в Тихоокеанском регионе с такими группами, как AUKUS. Эти усилия представляют собой поиск союзников, которые выступают против точки зрения Китая о развитии могущества. Предприняв ответную меру Китай усилил свои дипломатические маневры и возрождает свои многосторонние организации, такие как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и БРИКС – межгосударственное объединение Китая, России, Индии, Бразилии и ЮАР, чтобы склонить вес силы в сторону Пекина.
 
США и Китай используют страны-мишени в международной дипломатии для установления геостратегического баланса. В связи с этим, с тех пор, когда Россия направила свои вооруженные силы в Украину, Китай не принял позицию против действий России, наооборот  обвинил США и НАТО в подстрекательстве Москвы и раскритиковал карательные санкции против нее. Укрепление отношений между Россией и Китаем в условиях сильного недоверия со стороны США представляется как серьезная угроза, а с ухудшением отношений между Вашингтоном и Пекином создается расходящаяся многополярная международная система. Китай — не единственный крупный игрок, который сопротивляется введению санкций против России, но Индия и подавляющее большинство стран Африки, Азии и Латинской Америки также отреагировали аналогичным образом. Индия и Китай являются двумя основными покупателями российской нефти и газа. Это помогает Москве компенсировать потерю рынков Европы. Следует отметить, что часть нефти, закупаемой Индией у России, продается на рынках стран ЕС. Это показывает, что мир управляется не ценностями, а правительствами, преследующими свои интересы. Это мировой порядок с совокупностью основных правил, которым следуют страны, нуждающиеся в стабильной политической и экономической основе для реализации своих интересов.
 
Для США будет неразумно занимать враждебную позицию по отношению к двум врагам одновременно таким образом, чтобы подталкивать их друг к другу. Как говорит Генри Киссинджер - опытный американский дипломат и бывший госсекретарь и советник по национальной безопасности США: "Когда США открыли двери Китаю, Россия была главным врагом. Открываясь Китаю, мы пришли к выводу, что было бы неразумно, когда у вас есть два врага, относиться к ним совершенно одинаково". 
 
Соединенным Штатам следует иметь в виду, что вероятность кризиса, вызванного недовольством России, может побудить других воспользоваться проблемами Москвы. Потому что возникновение подобных условий станет серьезной проблемой для Вашингтона и будет эффективно влиять на возможность Белого дома одновременно фокусировать и переместить свой взор с Европы на Азию.
 
После вторжения России в Украину и продолжающихся попыток Москвы аннексировать части восточной Украины, давний спор между Вашингтоном и Пекином по поводу Тайваня оказался в центре пристального внимания. Поскольку думать о совершении агрессии — не единственный способ начать войну, а конфликты также могут возникать из-за проблемы с безопасностью, и военные учения Китая могут показать, как далеко зайдет Пекин во все более милитаризирующемся регионе мира. Кроме того, меры, принимаемые для предотвращения агрессии и защиты безопасности страны от другого государства, считаются угрозами. При таких условий создается цикл действий и реакций, в которых обе стороны считают, что их действия не носят агрессивный характер и совершаются только для самозащиты.
 
Соединенные Штаты уже давно находятся в этом цикле против России. В результате совсем неизвестно как закончится война в Украине. Поэтому необходимо избегать метода проб и ошибок, и не входить в еще один опасный поворот против Пекина. По словам Киссинджера, Вашингтону и Пекину не следует ставить Тайвань в центр своих напряженных дипломатических отношений, потому что катастрофическая война может уничтожить обе стороны.
 
Так, создаваемые в настоящее время новые конфигурации и коалиции, противопоставляя "наши пространства" и "другие пространства" друг к другу, подпитывают эскалацию напряженности в геополитической горячей точке на Тайване. Поскольку поддерживать мир в тени сдерживания и укрепления устойчивости гораздо сложнее, чем предсказывать или даже начинать войну. Можно ожидать, что судьба Тайваня будет зависеть от того, по какому пути пойдут США и Китай.
 
Шухре Пулаб; Кандидат политических наук, университет Азад

 

Взгляды и мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Parstoday Russian.

Тэги